ckychnovosti (ckychnovosti) wrote,
ckychnovosti
ckychnovosti

Херлуф Бидструп в СССР

.

.

.







.

.

.
.

.
.....
.



------------------------------
Бидструп об  абстракционизме.
.
Время моих занятий в Академии совпало с обострением политического положения в мире. Поджог рейхстага в Берлине, приход Гитлера к власти, героическая борьба Димитрова с фашистскими палачами на Лейпцигском процессе - все это не могло не интересовать даже нас, занимавшихся столь далекими от настоящей жизни делами, как сочетание красок на четырехугольном куске холста. И хотя проблемы живописи казались нам самыми важными, мы живо обсуждали международные события.
.
В тот период в Дании появились ретивые поборники абстрактного искусства. Правда, их было не много. Несколько моих товарищей стали пионерами абстракционизма в нашей стране. Они ушли из тормозившей их "революционный" порыв Академии, намереваясь подорвать буржуазную культуру "новым искусством". По их мнению, для того чтобы установить социализм в Дании, на буржуазию надо было наступать прежде всего с этой стороны. Впоследствии многие из них стали ведущими датскими художниками. Теперь их высоко ценит, в частности, та самая буржуазия, против которой они некогда так рьяно выступали и которая, в свою очередь, злобно нападала на абстракционистов.
.
Таким образом, действительно удалось "революционизировать" буржуазную культуру, но от этого Дания ни на йоту не приблизилась к социализму.
.
С вершины своей башни из слоновой кости абстракционисты насмехаются над буржуазией, которая теперь уже не негодует, а, наоборот, рассматривает их творения с почтительным признанием. Ведь эта живопись не представляет никакой угрозы для капиталистического общества, наоборот, на ней даже можно подзаработать. Часто картины молодых художников скупаются по дешевке - такое имущество не облагается налогом, - а если в дальнейшем художник, станет знаменитостью, то на его произведениях можно нажить капитал. Когда буржуа стали покупать картины абстракционистов, они готовы были признать искусством что угодно. Любая мазня принимается буржуазной критикой с восторгом, о ней судят с профессиональной серьезностью.
.
Я совсем не намереваюсь утверждать, что эксперименты вредны. Они полезны не только для отдельного художника, ищущего таким путем форму, наилучшим образом выражающую его мысль. Эксперимент может также привести к обновлению старых, банальных способов изображения, становящихся однообразными и поэтому теряющих силу воздействия. Однако самое главное, насколько ясно выражена идея произведения, мысль художника. Ведь чтобы общаться друг с другом, мы пользуемся языком, независимо от того, русский ли это, английский или датский. Когда слушаешь русского оратора, не понимая языка, то можно, естественно, наслаждаться музыкой речи, но в конце концов захочется узнать, что же было сказано, и перевод на язык, который понимаешь, удовлетворяет твое любопытство.
---------------
.
Бидструп о себе.
.
Со времени Октябрьской революции мои родители стали сторонниками Советского Союза. Следовательно, для меня трудность заключалась не в том, чтобы определить свою политическую позицию, а в том, чтобы суметь ее выразить.
По правде сказать, мое тогдашнее положение было не из приятных. В капиталистической Дании дело обстоит не так, как в Советском Союзе, где молодые художники, окончившие учебное заведение, получают задания и гонорары за свою работу. Таким образом, они совершенствуют свое мастерство, особенно же важно, что их произведениями интересуются широкие массы народа. В Дании молодые художники не получают заказов, вообще картины покупает небольшая группа оптовых торговцев, директоров или владельцев велосипедных и молочных заводов, да еще хозяева крупного пивоваренного завода, покровительствующие искусству. Государство, правда, тоже оказывает помощь художникам, но в таких скромных размерах, что о ней и говорить не приходится.
.
После нападения гитлеровской Германии на Советский Союз в Дании была запрещена Коммунистическая партия, и многие из руководящих партийных работников были арестованы датской полицией. В юмористической, завуалированной форме я пытался время от времени отразить недовольство немецкой оккупацией или ее последствиями. Делать это приходилось с большой осторожностью, так как редакция очень опасалась, как бы не оскорбить оккупационные власти, с которыми все "такие демократические" партии старались наилучшим образом наладить сотрудничество.
.
В частности, серия "Спокойствие и порядок" была встречена гневной критикой. Начальник датской полиции выступил по радио с речью, в которой обрушился на эти рисунки. Однако редактор газеты "Сосиал-демократен" был совершенно неповинен в ее появлении. Я отдал рисунок прямо в цех клише, не показав редактору. Тот увидел его лишь по выходе газеты.
.
Серия эта не представляла собой прямого выпада против оккупантов; в ней изображены - немецкие лакеи - датские полицейские. Они усердно выполняли грязную работу по организации "спокойствия и порядка" для датского правительства, сотрудничавшего с поработителями Дании. Именно датская полиция арестовывала коммунистов и других борцов движения Сопротивления, скрывавшихся в подполье. Когда же добиться спокойствия в стране и справиться с движением Сопротивления не удалось, немцы арестовали полицейских и отправили их в концентрационный лагерь.
.
Установив в конце концов связь с находящейся в подполье Коммунистической партией, я начал рисовать для нее, ясно высказывая свое мнение, но, конечно, нелегально. Я исполнил ряд карикатур на тех датчан, сотрудничавших с оккупантами, с которыми после войны следовало рассчитаться. Эти карикатуры печатались массовым тиражом в виде открыток. Вырученные от их продажи деньги поступали в фонд партии для ее нелегальной работы. Несмотря на то, что я изменил "почерк", оказалось, что по карикатурам на почтовых открытках нетрудно было определить их автора. Мне срочно пришлось уйти в подполье. Вместе с женой и маленьким сыном я прожил до конца оккупации в небольшом дачном домике под Копенгагеном.
.
В тот период мы с огромным вниманием следили за передвижением "Восточного фронта" по радиопередачам из Англии, Швеции и Советского Союза. Линию фронта мы отмечали булавками на карте. От перемещения этих булавок зависело, разделим ли мы судьбу того поросенка, которого хозяин дачи в те трудные времена прятал в одной из соседних комнат, чтобы обеспечить себя мясом.
.
Наряду с нелегальной работой для Коммунистической партии я посылал рисунки и в "Сосиал-демократен", чтобы создать впечатление, что я все еще там работаю, и, конечно, для того, чтобы иметь заработок. Было решено, что после освобождения Дании я стану постоянным художником коммунистической газеты. И в первом же легальном номере газеты "Ланд ог фольк" появился мой рисунок. В последующие годы мои карикатуры ежедневно печатались на страницах центрального органа Коммунистической партии Дании. Наконец-то я стал работать в газете, где чувствовал себя как дома. Я благодарен моей жене, которая ни минуты не сомневалась в том, что мы должны отдать себя единственной прогрессивной партии, хотя это и могло привести к материальным трудностям для нас, имевших к тому времени уже двоих детей.
.
Я ушел из "Сосиал-демократен" без какой бы то ни было ссоры или обиды на кого-либо из сотрудников этой газеты или редакторов, с которыми я, правда, и не был связан крепкими дружескими узами. Пожаловаться мне было не на что. Здесь я научился тому, что необходимо знать газетному художнику, и даже сумел стать одним из самых популярных сотрудников газеты. Проведенная анкета среди читателей воскресного номера "Сосиал-демократен" показала, что мои рисунки получили наибольшее количество очков три воскресенья подряд. Я был самым высокооплачиваемым сотрудником газеты и не мог желать большего, если не считать моего стремления открыто говорить свое мнение. Этого нельзя было делать в "Сосиал-демократен", которая за время немецкой оккупации стала карикатурой на рабочую газету.
.
Однако я ушел из "Сосиал-демократен" не только по политическим соображениям, но и по творческим. Я понял, что, если мне не позволят говорить то, что я думаю, а тем более, если меня заставят выступать вразрез с моими симпатиями, я буду рисовать все хуже и хуже. В таком положении оказался старший художник газеты - сатирик, перешедший сюда из коммунистической прессы. Он сохранил свои старые симпатии к социализму, но в своем творчестве вынужден был зачастую отражать противоположные точки зрения, и его рисунки поэтому становились все менее и менее одухотворенными. Когда-то лучший сатирик страны стал второсортным рисовальщиком.
.
В газете "Ланд ог фольк" я мог свободно высказывать свое мнение и имел все основания быть довольным, возможно, за исключением того печального периода, когда лихорадка ревизионизма трясла Коммунистическую партию Дании ( после 20 сьезда КПСС) и длительное время не давала мне возможности говорить в своих рисунках то, что мне хотелось. В ту пору отдушиной для меня стало телевидение демократического Берлина. Здесь я мог сказать все, что думал: о контрреволюции в Венгрии, о ревизионизме и других событиях, которые тогдашний председатель партии не давал мне возможности комментировать.
.
Не удивительно, что после сотен да, пожалуй, тысяч подобных сатирических рисунков я потерял уважение буржуазных кругов, чего, по мнению ревизионистов, никоим образом нельзя было лишаться. То и дело буржуазные газеты констатировали, что, к сожалению, я теряю "юмористический талант" под тяжестью "коммунистической диктатуры". Они выражали сожаление по поводу того, что я рисовал именно так, а не иначе. Мне это было безразлично - я ведь рисовал так, как хотел.  Неприятно было также и то, что все буржуазные издательства закрылись для меня, как панцирь устрицы, в результате чего работы по иллюстрированию их книг, первоначально предназначавшиеся мне, были переданы другим художникам. Неприятно было и то, что книготорговцы по всей стране прятали под прилавок ежегодные альбомы с моими рисунками.
.
А нападки, которым я подвергался в течение ряда лет, во многих случаях объяснялись просто местью. Я не гладил по шерстке своих противников и, естественно, не мог ждать от них благодарности.
.
Тем временем буржуазная сатира в Дании постепенно приняла такой характер, что карикатуры, как это ни странно, стали больше всего нравиться тем, против кого они были направлены. Буржуазные карикатуристы соревновались в популяризации политических деятелей, жаждущих известности. Эти беззубые карикатуры, подчеркивающие лишь забавные черты тех, кого они изображают, часто пытаются выдать за политическую сатиру, чтобы тем самым поддержать миф, будто свобода слова в буржуазной печати столь велика, что любой может стать жертвой острой насмешки. В действительности "жертвы" подобных карикатур счастливы, что их имя попадаете газеты,а карикатуристы горды тем, что могут продать свой рисунок "жертве". Такие рисунки вставляли обычно в рамку и вешали дома на стене к радости изображенного и его семьи. Даже его величество король был бы огорчен, если бы время от времени в газетах не появлялись карикатуры на него и его семью.
.
Лично я никогда не имел охоты играть роль придворного шута. В своей политической сатире я сознательно выступал против буржуазной формы карикатуры. И нередко, к моей радости, те, кого я изображал, высказывали свое недовольство. Это дало мне повод думать, что сатира фактически является своеобразной формой черной магии. Когда-то некоторые племена негров в Африке умели уничтожать своих противников, даже не притрагиваясь к ним. Они вырезали фигурку, изображавшую того, кого намеревались поразить, и ежедневно загоняли в нее по гвоздю, стараясь довести это до сведения своего врага. В конце концов человеку начинало казаться, что он чувствует боль именно в тех частях тела, куда вбили гвозди. Психическое воздействие имело подчас такую силу, что человек умирал от разрыва сердца в тот день, когда гвоздь заколачивали в "сердце" фигурки. Хотя современная черная магия-сатира редко имеет столь сильное воздействие (кстати, карикатуристы также редко бывают столь кровожадными), я все же смог констатировать, что люди жалуются, когда удается нащупать уязвимое место их политики, которое они хотели бы скрыть от общественности.
.
Темы для моих юмористических рисунков я чаще всего черпаю из повседневной жизни. Мои дети, так же как и воспоминания моего собственного детства и моих тогдашних представлений," естественно, дали повод для создания многих серий детских рисунков. Со временем не осталось, пожалуй, такой темы, которой я бы не касался, хотя отсутствие текста несколько ограничивает выбор. Зачастую сюжетом для моей сатиры были высокомерие, тщеславие, неблагодарность, любопытство и т.п. Конкретные политические ситуации также послужили темой рисунков, которые позже воспринимались как просто комические. Так, серия "Гуманизм", помещенная в журнале "Фрит Данмарк" в 1954 году, в настоящее время выглядит как насмешка над преувеличенной любовью к животным, которая часто свойственна сердобольным пожилым дамам. На самом же деле на рисунке изображен известный радикальный культурный деятель, автор текста многих ревю, архитектор, известный до войны как антифашист. Он был сотрудником упоминавшегося ранее журнала "Культуркампен". Во время войны он уехал из Дании в Швецию, откуда с олимпийским спокойствием наблюдал за тяжелыми событиями, происходившими у него на родине.
.
Популярность моих рисунков в Советском Союзе я воспринимаю как доказательство того, что мы - люди - не так различны, как нам пытаются внушить политики холодной войны. Если и в Дании и в Советском Союзе одинаково смеются над одними и теми же человеческими слабостями, то можно не сомневаться, что мы не допустим того, чтобы улыбки и смех исчезли с нашей земли.
.
В Советском Союзе я побывал впервые в 1952 году в составе делегации. В течение многих лет, с той поры как я себя помню, западная пропаганда - газеты, журналы, кино и не в меньшей мере учителя в школе - преподносила сведения о Советской стране в совершенно определенном духе. Теперь я мог сравнить созданную ими картину с действительностью и был поражен тем, как мало между ними сходства. Изображение Советского Союза, нарисованное западной пропагандой, было как бы негативом фотографии. Все, что на готовом отпечатке должно быть белым, на негативе - черное. Мы, участники делегации, видевшие Советский Союз своими собственными глазами, сочли своим долгом напечатать негатив; полученное фото оказалось таким прекрасным, что даже не нуждалось в ретуши. Сам я вообще никогда не ретушировал и не приукрашивал правду. Социализму нечего бояться правды, ее не выносят противники прогресса - поэтому главное орудие их пропаганды - ложь.
.
Во время нацистской оккупации эти газеты (демократическая печать)  скомпрометировали себя тем, что являлись послушными передатчиками нацистской травли против Советского Союза, коммунистов и движения Сопротивления. После короткого периода молчания они вновь втерлись в доверие к населению и сразу же принялись за свое старое дело. Они развернули бешеную травлю коммунистов, на этот раз под флагом борьбы за западную культуру, свободу (против которой они боролись во время оккупации) и демократию.
.
Хотя мы, как уже говорилось выше, не можем похвастать успехами датской Коммунистической партии и нашей газеты, все же и партия, и газета отстаивают с такой силой интересы рабочего класса, что власть имущие вынуждены считаться с этим. Только в силу сопротивления народа в Дании до сих пор нет войск НАТО и правительство выступает против атомного вооружения страны. Однако без "Ланд ог фольк", без коммунистов протест народа не смог бы проявить себя.
.
Главное, чему мы радуемся в Дании, - это успехам социализма в мировом масштабе. Империализм отступает на всех фронтах. В 1955 году я смог это наблюдать в Народном Китае, который нанес империализму чувствительное поражение. Мне посчастливилось побывать там вместе с моей женой. Книга, явившаяся результатом трехмесячной поездки по этой стране, к моей великой радости, была переведена на русский язык и выпущена издательством "Искусство".
.
Удивительно было путешествовать по великой стране, строящей социализм, и думать, что она одержала свои огромные победы над реакцией и империализмом именно в тот период, когда мы, коммунисты маленькой Дании, переживали горькие неудачи. Безусловно и то, что успехи коммунизма на противоположной стороне земного шара не шли ни в какое сравнение с нашими партийными невзгодами.
.
Мы радуемся успехам стран народной демократии, освободительной борьбе колониальных народов, но в первую очередь мы радуемся победоносному шествию Советского Союза к коммунизму. Сияющая звезда Спутника пробила брешь в "железном занавесе", который империалисты опустили между Востоком и Западом, чтобы не дать возможности простым людям узнать правду о Советском Союзе. Многочисленные космические корабли продырявили "железный занавес" в стольких местах, что теперь правду уже невозможно скрыть. Сейчас никто не может гулять под луной без того, чтобы не думать о социализме. Луна - самая грандиозная световая реклама социализма, она наводит нас на мысль о том, каких вершин достигли советская наука и техника.
.
Со времени Великой Октябрьской революции 1917 года "мудрые мужи", прорицатели, гадалки и астрологи Запада предсказывали скорую гибель Советского Союза. Они помешивали кофейную гущу, гадали по звездам, толковали Апокалипсис, раскладывали карты. Ничто не помогло. Советский Союз стоял нерушимо и, несмотря на все предсказания о скорой гибели, крепил свою мощь. Тщетны все гадания и заклинания. Астрологи не в силах уже найти утешения в созвездиях. Когда они обращают взгляды на небо, они рискуют увидеть советский космический корабль и не гарантированы от того, что Гагарин, Титов или третий советский гражданин взирают на них с высоты и посылают Земле коммунистический привет. Планомерно, со скоростью ракеты Советский Союз движется к коммунизму, западные же гадалки захлебываются в приготовленной ими же кофейной гуще.
.
-----------.
.
О Бидструпе
.
В маленькой стране с традициями мелкобуржуазного провинциализма к таланту относятся подозрительно. А уж если критически настроенный соотечественник достиг мировой славы, посредственность воспринимает это как оскорбление.
.
Датский сатирик-сказочник Ханс Кристиан Андерсен на себе испытал немилость буржуазии. На родине ему не простили признания его за границей и ставили в вину мировую славу. "Наша международная мартышка", — писал литератор того времени о Х. К. Андерсене, которого чествовали в Европе. В сказке о гадком утенке писатель как бы рассказал о себе, находящемся в мелкобуржуазном утином пруду.
.
Подобно тому как в кайзеровской, а позднее в буржуазной Германии не сочли нужным воздвигнуть памятник Генриху Гейне, в современной Дании нет памятника Мартину Андерсену-Нексе. Даже и после смерти он опасен, а его международное признание не радует!
.
Когда несколько лет тому назад Херлуфу Бидструпу была присуждена Международная Ленинская премия "За укрепление мира между народами", датская печать сообщила об этом кратко и холодно. Честь, оказанная его родине, была низведена до курьеза. На торжестве вручения премии в Москве, где с речами о Бидструпе выступали выдающиеся советские художники, представитель Датского посольства не произнес ни слова. Официальная Дания молчала.
.
Замалчивание — одна из привилегий буржуазной свободы слова. Пассивное молчание — политическое оружие. Систематическим бойкотом пытались исключить Херлуфа Бидструпа из местной художественной жизни. Датская буржуазная демократия неустанно стремилась к тому, чтобы имя Бидструпа не получило признания у соотечественников. Но мировая слава идет наперекор свободе замалчивания. Она раздражает датскую печать, которая утверждает свое обеспеченное конституцией право держать граждан в неведении.
.
Но в маленьком буржуазном королевстве ценят лишь безобидный, бесцельный юмор. В нашем провинциальном обществе допустимы добродушные шутки над королевским домом, карикатуры на буржуазных политиков. Последние и сами не против подобных карикатур — это ведь удачная форма рекламы, общественное признание. Многие тщеславные политические деятели даже собирают такие карикатуры. Карикатурный портрет в одном из сатирических новогодних альбомов считается честью, которой многие добиваются. Но политические карикатуры Херлуфа Бидструпа не веселят его противников. Чувство юмора им изменяет и превращается в обиду на сатиру, которая ставит себе иную цель, чем развлечение публики.
.
Можно шутить над королевской властью, над церковью, над бородами, носами, толстыми животами известных людей. Но коль речь заходит о праве частной собственности — веселью конец. Один из министров иностранных дел жаловался в парламенте на карикатуры Бидструпа. Королева Голландии Юлиана заявила официальный протест. Социал-демократические столпы общества приходят прямо-таки в исступление, когда их задевают за живое. Бидструпу не прощают того, что когда-то он работал в социал-демократической газете, но свое социалистическое мировоззрение оценил выше социал-демократических гонораров. Не прощают того, чего не понимают.
.
В социал-демократической штаб-квартире рассуждают экономически, а главное — там отлично усвоили, что и убеждения имеют цену, поэтому и представить себе не могут, чтобы человека нельзя было купить. Из этой штаб-квартиры на Бидструпа изливают потоки брани за то, что он действует, ставя превыше всего свою совесть. В связи с этим центральный орган социал-демократии писал о "злобе" и "человеческом падении" художника. Хорошая карикатура более правдива, чем зеркало. ... Карикатура может иметь больше сходства с оригиналом, чем фотография. Она не столько портрет, сколько комплекс примет, характеристика. Карикатура не только отражает внешние черты человека, но и раскрывает его суть. Случись такое невероятное событие, что некий датский министр убежит, захватив с собой казну страны, или станет блуждать где-то, находясь в невменяемом состоянии, — при розысках вряд ли можно описать лучше его приметы, чем на рисунке Бидструпа.
.
Высокопоставленных лиц, умеющих носить маску симпатичных парней, мы хорошо знаем именно потому, что Херлуф Бидструп, сияв с них эту маску, показал нам, каковы они в действительности. Бидструп изображает профессионального социал-демократического политика, с бычьей шеей, с маленькими, настороженно прищуренными глазками, курносого, с жадно раздувающимися ноздрями, с тяжелой челюстью и толстыми губами, — и мы сразу видим его насквозь, узнаем биографию, этого деятеля. Держа стакан, он отставляет пухлый мизинец, и тотчас становится ясно, что он говорит надуманно "красивым" языком, что он карьерист, стремящийся подняться как можно выше. Это не только портрет, но и раскрытие характера.
.
Бидструп обладает удивительной манерой изображения, выходящей за рамки обычного искусства художника. Он говорит рисунком то, что обычно можно сказать лишь словами. Всего несколько штрихов — и перед нами целое понятие. Он изображает не только людей, но и ситуации. Политическая карикатура Бидструпа делает иногда излишней передовую статью. Нередко его рисунок в коммунистической газете "Ланд ог фольк" опережает редакционный комментарий к событиям дня. Поэтому авторы не всегда хотят, чтобы Бидструп иллюстрировал их статьи, ибо рисунок так просто раскрывает суть написанного, что читать статью уже неинтересно. В Бидструпе удивительно сочетаются талант литератора и талант живописца. Он и журналист и художник; к тому же еще он психолог и философ. У него сложное становится простым. Многообразие Бидструп сводит к простому символу. В словах нет необходимости. Для него нет языковых преград. Поэтому бидструповские рисунки интернациональны.
.
Ежедневная политическая карикатура Херлуфа Бидструпа в "Ланд ог фольк" совершает большое и важное дело. Это сатирический комментарий к местным и международным событиям, живой критический разбор. Действенная политическая информация понятна любому. Открывая газету, прежде всего ищешь сатирический рисунок Бидструпа... Если удалось исключить Бидструпа из датского буржуазного искусства, то не удалось изолировать его от трудящихся. Бидструпа и любят и ненавидят, как ни одного другого датского художника. Его карандаш - оружие в классовой борьбе. Враги считают творчество Бидструпа злобным. Но не злобой объясняются гнев и насмешки над несправедливостью. Именно любовь к людям движет художником в его борьбе с врагами человечества. Только пламенное сердце может гореть невом. Только ясная голова знает, против кого направлять этот гнев.
.
Кроме врожденного таланта Бидструп обладает и мастерством. Он поступил в школу живописи Академии художеств и рано достиг художественной зрелости; он скептически относился ко всему внешнему, случайному, к дешевому эффекту. Быстро меняющиеся моды в современной буржуазной живописи не отвлекали его внимание. Не беда, что он не стал живописцем. В Дании много живописцев, но Бидструп — один. Уже в период учения в Академии были опубликованы первые рисунки Бидструпа. Вспоминаются его карикатуры в журнале "Культуркампен", который стал выходить в Дании после захвата власти Гитлером в Германии. Эти рисунки были не только острой политической сатирой, они отличались такой технической зрелостью и таким мастерским исполнением, что можно было лишь поражаться молодости их автора.
.
Особое умение Бидструпа создать рисунком обобщающий образ привело к возникновению всем понятных символов. В его творчестве расширился мир классических символов благодаря включению в него как общечеловеческих понятий, так и современности. У Бидструпа не только капитализм, милитаризм и фашизм, но и политическое лицемерие и оппортунизм имеют свой облик. Одна из консервативных газет изображается отвратительной старухой с ядовитыми клыками, а крупная либеральная развлекательная газета — в виде пожилой проститутки самого дешевого пошиба. Небольшая бульварная газетка, рассчитанная на средних интеллигентов, предстает мартышкой в костюме ученика английской школы-интерната, а центральный орган социал-демократов — зажиревшей дворняжкой, лающей на плохо одетых и виляющей хвостом перед господами.
.
Хотя в редакциях буржуазных газет эти образы не вызвали любви к их творцу, они живут, и люди их узнают сразу. Во многих странах знают серии рисунков-рассказов Херлуфа Бидструпа. Они без слов повествуют о разных событиях с глубоким психологическим проникновением и большим юмором. Это рассказы о человеческих слабостях, это события повседневной жизни и вымышленные сцены. Серии бывают и добродушными и иронически-ядовитыми. Они освещают общечеловеческие, вечные темы, а также актуальные политические события в Дании и в мире вообще. Они одновременно и типично датские и интернациональные. Искусство Бидструпа близко журналистике. Журналистика актуальна, она откликается на события дня. Однако если перепечатка старых газетных статей, как правило, представляет лишь исторический интерес, то огромное творчество Бидструпа не теряет актуальности, ибо оно отражает вечно живые истины, общечеловеческие ценности. Бидструп уже стал классиком. Его жизнь и борьба — это жизнь и борьба пролетариата. Художник сейчас в расцвете творческих сил. С его блокнота ежедневно в мир улетают рисунки, помогая изменять этот мир.
.
Ханс Шерфиг 1967 г.
Tags: СССР, история, карикатура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments