ckychnovosti (ckychnovosti) wrote,
ckychnovosti
ckychnovosti

Category:

Информационно-психологическая война против человечества -2

(окончание)


Специфической для нашего времени с его возможностями мягкого воздействия на сознание, когда незаметно подменяются идеи и идеалы, становится проблема ложной идентификации, при которой изменяются или подменяются сами критерии идентичности. В результате массированного воздействия информационных технологий и мифов человек начинает отождествлять себя с какими-либо лицами или группами вопреки действительной собственной социальной и культурной принадлежности. Идентифицирование своих интересов с интересами групп и людей, цели которых расходятся с его собственными, приводит к раздвоению восприятия: в своем реальном жизненном бытии человек по-прежнему остается со своей референтной группой, а сознанием своим оказывается вписан в систему совсем иных, часто совершенно чуждых ему взглядов, интересов, представлений, образцов поведения. Включение механизмов ложной идентификации заставляет его добровольно участвовать в реализации  просто вредных для него самого программ и целей. Подобная манипуляция сознанием помогает «заставить массы действовать в нужном направлении даже против своих собственных интересов, а в стане противника расколоть людей, заставить их встать друг против друга.
.
Когда человек в своих оценках и действиях руководствуется противоположными мотивами или чувствами, это ведет к расщеплению его сознания, или шизофренизации. Современный информационный контекст стимулирует шизофреническое состояние сознания. Психика человека подвергается глубокому деформирующему воздействию, оказываемому сопоставлением виртуального мира, который создается СМИ и рекламой, и реального мира, в котором он сам непосредственно живет. Разорванность сознания, смешение понятий, формирование какой-то виртуальной "логики", органично включающей в себя абсурд, приводят к своеобразной утопизации самого сознания, которое становится неспособно осознать собственную утопичность. Деформация сознания, общий дух абсурдности, разрыв ментальной «топологии» пространства приводят к образованию своеобразных деградационных воронок, которые затягивают в себя, поглощают целые участки действительности.
.
В современном обществе сознательно культивируется стихия иррационализма в неведомых ранее формах и масштабах; это не только как бы имманентный иррационализм, естественно свойственный потайным уровням человеческой психики, но иррационализм, рационально взращенный и организованный . Технология этого раскручивания иррационализма представлена в постмодернистской философии. Это и бесконечная пародизация всего, что наиболее значимо, или «знаково», или дорого в культуре. Пронизывающий культуру дух пародии говорит не только об утрате чувства меры или вкуса, о дефиците собственно творческого начала, но и о необходимости подвергнуть сомнению и осмеять любую нежелательную  ценность.
.
Современное искусство и СМИ втягивают человека в нескончаемую игру, превращенную в основную форму жизни. Условность всего, вплоть до действительности, - непременные атрибуты истолкования любых фактов жизни. Скандалы, шоу, карнавалы - все должно скрыть главное, отвлечь внимание от основных человеческих и социальных проблем. Непрекращающийся «карнавал» отодвигает на задний план главные, сущностные, смысловые формы и проявления жизни.
.
Против сознания работает и повсеместная практика неразличения правды и лжи, черного и белого, как убеждают СМИ-  «все относительно»... Подобные спекуляции на относительности всего - всех ценностей, истины, добра, красоты - дезориентируют человека и рождают у него неуверенность в своей способности правильно понять мир и ориентироваться в нем. Агрессия против сознания становится настоящей войной.
.
Виртуализация, захватывающая и сознание, и саму жизнь, делает призрачной грань между реальным и вымышленным. Факт утраты человеком адекватного самосознания склоняет человека ко все более идеальным, символизированным формам выражения, как бы к развоплощению; с другой же стороны, он все более замыкается на вещественно-предметных ценностях и переживаниях, заземляется на «базовых», инстинктивно-чувственных пластах своего существования, провоцируется современной культурой на «оживление» древних, архаичных структур сознания и поведения.
.
В сфере социального поведения это определяет окончательный слом нравственно-психологических установок и ценностных координат. Так, требование справедливости занимает последнее место в сегодняшней иерархии основных ценностей, ибо своей «неопределенностью» отвлекает от материальных доминант жизни в современном "обществе потребления". О стремлении построить «счастье для всех» говорят не просто как о невозможном практически, но ненужном с позиций установочно-теоретических. Ликвидировать бедность невыгодно, ведь это позволяет повышать интенсивность труда, выбрасывая "ленивых" в категорию безработных. А. С. Панарин в работе «Реванш истории» определяет такую установку как «расистскую презумпцию», оправдывающую обеднение и люмпенизацию большинства населения во имя удобств «элиты», людей «высшего, демократического типа».
.
В глобализационном проекте существует понятие «нерентабельное население»; смысл его должен был бы заставить задуматься большинство населения .  «Освобождение» планеты от «нерентабельного» населения задумано еще со времен Римского клуба (конец 1960-х гг.), ибо современные технологии, по прогнозам, сделают лишними 80 % нынешних людей. С 1974 г. США предоставляют другим странам помощь, только привязывая ее к программам сокращения рождаемости. Современный масскульт, искусно и повсеместно пропагандирующий нетрадиционную сексуальную ориентацию, поэтизирующий нетрадиционные возрастные предпочтения и извращенные семейные отношения, тем самым фактически работает на цели депопуляции. Программа депопуляции и преследует цели уменьшения нерентабельного (в глобальном отношении) населения. Так глобализация обретает черты глобофашизма.
.
На фоне  достижений науки, на основе совершеннейшей современной технологии оказалось воскрешено то, что казалось безвозвратно ушедшим в прошлое - рабство и торговля людьми, когда создаются целые транснациональне картели по продаже женщин, детей, человеческих органов, когда воскрешена пиратская практика похищений и заложников. Невиданный разбой и жестокость до патологии, привычный показ которых по ТВ развращает душу (знанием опыта, который человеку не нужен и даже противопоказан, ибо вызывает в сознании и душе необратимые деформации, а подобные деформации как сбои в программе поведения рано или поздно воплощаются во вполне предметном поведении), дают основание исследователям говорить о «вторичной варваризации» человеческого общества. Жестокость и цинизм становятся следствием отрыва человека от корней своей человеческой природы, следствием того, что жизнь как таковая перестает приниматься всерьез.
.
Культурная унификация в глобализуемых странах, национальное обезличивание, процессы управляемой деантропологизации человека приводят к подрыванию основ социальной жизни, к разрушению  институтов ее организации: из-под них как бы выдергивается питающая и связывающая их корневая система, и теряющая укорененность структура национальной жизни начинает напоминать перепутанный клубок перекати-поля. Очевидно, именно эту принципиальную утрату укорененности имел в виду Ж. Аттали, когда в своей книге «Линии горизонта» писал, что космополитизация человечества как главная цель организации нового мирового порядка сделает основной характеристикой психо-ментала дух и настрой кочевничества; кочевничество станет высшей формой нового общества. У новых «кочевников» не будет ни чувства Родины и родной почвы, ни веры предков - только желание «хлеба и зрелищ», представленных, конечно, в современном, то есть информационном, варианте.
.
Итак, осуществление власти приобретает дотоле невиданные формы: управление сознанием; «наведение» эмоций; дирижирование управляемыми конфликтами; «коррекция» численности населения и т. д. При этом власть становится все более отчужденной и анонимной. Многие политические деятели на Западе, в том числе бывший посол США в Москве Джордж Кеннан, утверждали, что в этом мире самые важные решения принимаются неизвестно кем, и неизвестно к кому следует обращать претензии или критику. Невидимый «большой брат» (или Комитет 300) держит в своих руках нити судеб всех живущих, ибо, как сказано в легенде о великом инквизиторе у Достоевского, «кому же и владеть людьми как не тем, которые владеют их совестью и в чьих руках хлебы их».
.
Возможно, главной идеей информационной войны за новый порядок власти является создание у людей субъективного ощущения свободы при объективной несвободе. Подобная идея выражалась, в частности, великим инквизитором из «Братьев Карамазовых» Ф. М. Достоевского; инквизитор считал необходимым умерщвление в человеке самого инстинкта свободы. Однако и свобода становится проблематичной, когда человек все более направленно превращается в функцию, для чего используются даже специальные препараты (например, бензедрин) для программирования человеческого сознания на определенную цель (в соответствии с движением от психотронного оружия - к психотропному).
.
И не собственность на средства производства, а собственность на средства информации определяет новую форму власти. Как пишет представитель современной американской трансперсональной психологии Т. Лири, «вместо борьбы за территории и обладание сверхмощным оружием необходимо сфокусироваться на сознании, на едином поле мирового сознания». Именно сознание - главная цель агрессии и разрушения в современной информационной войне. Это понимание как бы очерчивает параметры формирования нового тоталитаризма в его особенностях: подчинении культуры новым, не свойственным ей задачам.
.
Действительно, одно дело - строить единое человечество с целью будущего общества в формировании совершенного, гармоничного человека. И другое дело -управлять атомизированной и нивелированной массой в безнациональном глобализованном сверхгосударстве с гомогенизированным населением, становящимся некоей единой мегатолпой. О перспективе подобного «планетарного века толп» писал французский психолог С. Московичи, утверждая, что наработанные методы внушения, но уже в чрезвычайных масштабах всего информатизированного мира, могут стать основой утверждения нового, невиданного тоталитаризма.
.
Недифференцированная толпа с шаблонным мышлением уже не рассуждает, но лишь повинуется стратегиям; неизбежным оказывается применение контроля и подавления, при этом чем более деградированной становится масса, тем более жестким, враждебным  человеческой природе будет по необходимости способ управления. Это, в свою очередь, скорее всего усугубит положение, вызвав к жизни еще более тотальные техники контроля и даже зомбирования. Деградация человеческого сообщества - таков, очевидно, будет итог «развития» общества с гомогенизированной культурой, с подавлением человеческой нормативности, с разрушением сознания, что не только дробит общество социально-онтологически, но и ведет к распадению смысловых основ, определяющих саму его социальность.
.
То, что это не есть слишком мрачные или необоснованные фантазии, можно понять, обратившись к З. Бжезинскому. Он признает, что современный мир стоит накануне таких кардинальных преобразований, для которых и Робеспьер оказался бы слишком мягким человеком ( глобал-фашисты  демонизируют Робеспьера, которого как раз и обезглавили ...в лице своих духовных предшественников ). Очевидно, такого человека имел в виду Ж. Аттали, когда в своей книге «Он придет» вывел героем нового глобализационного мессию, который и осуществит глобализацию до логического конца. Этот мессия одновременно явится и вождем глобального квазиобщества.
.
Современному состоянию общества соответствуют информационные войны, в которых и оружием, и средством поражения выступают культурные формы. Информационное оружие способно разрушительно воздействовать на сознание, ментальную сферу, логические структуры и связи, затрудняя возможность правильных выводов и адекватных оценок. Применение информационного оружия разрушает как коллективную память, так и выработанную культурой и социальной жизнью общую систему координат, в которой человек размещает полюса ценностей и антиценностей. Оно способно фрагментировать картину мира, извращать естественную (нормативно-культурную) иерархию смыслов и ценностей, смещать акценты нормальных человеческих интересов, разрушать эмоциональную жизнь.
.
Усиление ощущения абсурдизации жизни, что также является целью информационной войны, вызывает непрерывный психологический стресс, что тоже можно отнести к поражающим свойствам информационного оружия, нацеливаемого на создание состояния оглушенности бессмыслицей. В самом деле, человек фактически получает минимум информации при максимуме информационного «шума», ибо при всем избытке информации она столь разнородна, противоречива и так организована, что человеку практически невозможно отыскать в ней какой-либо смысл. Перефразируя известное высказывание, можно сказать, что «шум - все, смысл - ничто». Смысл здесь имеет лишь общая стратегия манипуляторов на оглупление аудитории. Системный подрыв нежелательных традиций, норм, представлений приводит к тому, что сознание начинает представлять собой нечто вроде постмодернистской ризомы - децентрированное, размонтированное, безоснОвное образование, элементы которого и равнозначны, и равно лишены истинности, не будучи связаны ни логически, ни ценностно, ни причинно-следственно...
.
Следует ожидать (если не питать идеалистических иллюзий), что в современном глобализирующемся мире в поисках все более эффективных стратегий власти культура все шире будет использоваться для решения не только внешних по отношению к ней, но и прямо чуждых, даже враждебных ее сути задач, применяться во внекультурных целях и становиться средством нового разделения общества. Таким образом, новый способ расслоения общества -теперь уже в масштабах всего человечества - реально может пройти по последнему рубежу собственности - по интеллекту, по психоментальным характеристикам. Информационные войны должны довершить это последнее разделение мира - не только отделив богатых от бедных, но и «умных» от «глупых», «информационно продвинутых» от «неполноценных». И подобная идентификация (и что интересно - внушенная как самоидентификация) будет навязываться людям вполне культурными средствами. И этот способ расслоения общества в масштабах всего человечества опять же в духе жутковатой постмодернистской пародии напомнит предсказанные в Евангелии последние времена, когда «у имеющих много еще прибавится, а у имеющих мало - еще отнимется». Иначе говоря, «умная» управляющая элита (как она себя понимает) будет умнеть, а глупая управляемая масса должна и дальше глупеть.
.
Итак, мы в самом деле наблюдаем ситуацию, когда противостоящая новой «элите» масса с децентрированным сознанием, не способная к выработке самосознания, живущая в призрачном мире фиктивных ценностей, превращается фактически уже в простую биомассу, которую для обеспечения порядка и спокойствия в обществе эта «элита» должна охватить поголовным контролем и системой неотступной манипуляции их сознанием, механизмы которой отработаны в информационных войнах и замаскированы новым безликим, безнациональным уникультом.
.
Когда в культуре не остается решимости и возможности противостоять силе , когда разрушаются механизмы рационально-критического мышления, культура имеет тенденцию и опасность перерождаться в антикультуру, становящуюся неизбежной основой и спутницей тоталитаризма. И это может стать новым, невиданным прежде тоталитаризмом, в котором мировая элита будет противостоять мировой массе, стремясь любыми средствами удержать ее в подчинении. И это будет действительно новый, особо изощренный и всеохватывающий, проводимый с применением новейших методик управления тоталитаризм, потому что его суть будет искусно скрыта и информационное прикрытие будет обеспечивать видимость состояния общества, противоположную тому, каково оно есть на самом деле.
.
Становление индустрии культуры, ставящей на поток программирование людей с помощью массового искусства, рекламы, программ ТВ, немецкие философы Т. Адорно и М. Хоркхаймер в своей «Диалектике просвещения» характеризуют как «наиболее изощренную и злокачественную форму тоталитаризма», ибо этот порядок чреват глобофашизмом. Ныне (после уничтожения СССР)  в мире не существует какого-либо альтернативного «центра силы» или противостоящего базового направления культурного развития, и потому объектом новых техник управления сознанием становится весь мир.
.
Крушение двухполюсной модели существования человеческого сообщества привело к формированию новой геополитической ситуации. Стремление победителя сохранить единственный центр силы в условиях истощающихся ресурсов с неизбежностью приведет к новому обострению борьбы за контроль над ними, к использованию в этих целях самых разных, в том числе нетрадиционных средств. Культура «победившего капиталистического полюса», основанная на нормах и ценностях западного пути цивилизационного развития, то есть материальных ценностях, высоком стандарте потребления и т. п., может сохраняться и развиваться только за счет подавления других культур, ибо естественное, из себя исходящее поддержание прежних высоких стандартов потребления будет невозможно, если иметь в виду только собственные ресурсы.
.
В этом варианте развития ситуации результатом может стать формирование единого мира, модель которого предложит (скорее навяжет) победившая сторона. И век XXI в самом своем начале вырисовывается как век силы, постепенно отбрасывающей прежние прикрытия и выступающей в достаточно грубых своих формах. Облетает позолота с прекрасных, но неискренних слов о правах человека и приоритете общечеловеческих ценностей, и из-под них вылезает древняя грубая сила, давление, являя все лицемерие либерально-демократической культуры.
.
Таким образом, используя культуру в целях манипуляции сознанием и для организации подавления рационально-критического мышления, можно целиком выпустить из-под контроля порождаемые происходящими процессами негативные тенденции, стихийное проявление которых способно вызвать в обществе коллизии, ведущие к распаду не только человеческих  ценностей, но и понятия о ценностях вообще. Намеренно стимулируемые и расчетливо дозируемые в культуре разрушительные ситуации, управляемость которыми становится проблематичной, способны захватить общество, сделав человека культурно и духовно несостоятельным перед лицом им же созданной и накопленной сложнейшей техники. В результате не только сама социальная жизнь утратит опоры, но и человек может оказаться поражен новым видом психической мутации. Сначала незаметная дебилизация через гомогенизирующую пошлость, затем убивающая всякую адекватность зомбированность атомизированной толпы, затем и деантропологизация человека, а потом, возможно, и зоологизация его.
.
Мировая элита втайне, безусловно, хотела бы иметь народ, максимально удобный в управлении, и хотя на словах тоталитаризм неустанно и повсеместно предается ею анафеме, само искушение решать сложнейшие проблемы простейшими средствами всегда было признаком склонности к тоталитарному мышлению. Но современный сложный мир не может позволить человеку ни стандартного мышления, ни трафаретных правил действия. И здесь цели идеологов глобальной элиты кардинально расходятся с направлением естественной эволюции человеческого рода, которая требует, чтобы человек был творческим и адекватно, то есть постоянно и разумно, развивающимся существом. И хотя, как уже говорилось, в последнее время остро встал вопрос о защите от использования специальных психотехнологий, которые все шире включаются в арсенал средств ведения информационной войны, тем не менее понятие собственно мира - в прежнем смысле защищенности, надежности - вообще как-то постепенно уходит из нашего сознания. Мир перешел на военный образ жизни. И идет тихая война - информационная: она объясняет, оправдывает, подготавливает сознание к возможности экономического, политического, военного и тому подобного вмешательства. Информационная война становится неотступной повседневностью жизни современного человека.
.
В заключение можно сделать вывод, что вопреки расхожим представлениям о том, будто идеологии теряют свое былое значение в условиях современного общества, реально ситуация оказывается иной, ибо, во-первых, многие понятия, претендующие на научность, на самом деле являются идеологическими: таков, в частности, сам термин «демократия» (и , кстати,  "тоталитаризм"- то же) . Во-вторых, рост технической и информационной вооруженности общества, становящегося все более массовым, делает проблему идеологии как никогда актуальной, ибо это проблема содержания духовного пространства. И, в-третьих, именно в духовном пространстве, в пространстве формирования метаценностей и метамотиваций, будет происходить самая напряженная информационная война, ибо здесь будут определяться содержание и облик будущего глобального сверхгосударства, цели его существования, будет решаться вопрос о способе управления им. И главное - будет осуществлен «человек будущий», как мы его себе представляем.
.
по статье В. И. САМОХВАЛОВОЙ "СПЕЦИФИКА СОВРЕМЕННОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ:СРЕДСТВА И ЦЕЛИ ПОРАЖЕНИЯ"
.====================
Более конкретно, развернуто  и подробно об этом :
1. С.Г. Кара-Мурза "Манипуляция сознанием", "Советская цивидизация" (2 тома), "Идеология и мать её наука", Марксизм против русской революции"
2. Дмитрий Неведимов "Религия денег или лекарство от рыночной экономики.
3. Расторгуев "Информационная война"
4. на ютуб канале "SergijRusskij"  фильмы "капитализм отстой - 2 (3,4 и 5 части)
Tags: НМП, атомизация, война смыслов, воспитание рыночных тварей, дрессировка быдла, духовный суверенитет, идеология, иллюзии, индивидуализм, информационно-психологическая война, капитализм, массовое сознание, матрица, методы управления, мировая верхушка, мировоззрение, мироощущение, оглупление, оккупационный маркетинг, оскотинивание растление, перерождение, перехват смыслов, подмена ценностей, рабство сознания, разобщение, реформация, система ценностей, сознание, управление сознанием
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment