ckychnovosti (ckychnovosti) wrote,
ckychnovosti
ckychnovosti

Categories:

Социально–экономический курс «коммунистической» КПК




Партийно-государственная иерархия в КНР начинала складываться  еще во времена Мао Цзедуна  и Гражданской войны китайских коммунистов с националистами  Чан Кайши (гоминьданом).
Она во многом копирует систему управления Сталинского СССР 40-50 годов.    И сегодня она сохраняет следующую структуру высших органов:

1) генеральный секретарь правящей Компартии Китая,
 2) председатель Китайской Народной республики (подразумевается, что это - Генеральный секретарь ЦК КПК),
3) председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей, 4) глава Правительства,
5) председатель Центрального военного совета( контроль над армией и силовыми структурами, опять-таки - Генеральный секретарь ЦК КПК).

Ключевые исполнительные функции в государстве контролируются руководящими органам КПК, имеющими следующий состав:

1.  Общенациональный съезд, Центральный Комитет (ЦК КПК).
2.  Политическое бюро ЦК (Политбюро ЦК – ПБ ЦК КПК).
3.  Постоянный Комитет Политбюро ЦК (ПК Политбюро ЦК КПК).   На всех уровнях административного деления вплоть до районов  действуют  соответствующие  партийные  комитеты.  К  числу  других  высших органов партии относятся:  
4.  Секретариат ЦК (7 человек), в ведении которого находятся отделы ЦК. Секретариат ЦК преобразует решения Политбюро в инструкции и распоряжения, направляемые отделам ЦК.
5.  Центральная комиссия по проверке дисциплины (ЦКПД). Была  восстановлена  в 1978 г.  До  этого  называлась  Центральная  комиссия  партийного  контроля.  Это  специализированная  структура,  подчиняющаяся ЦК и выполняющая контрольные функции. Она призвана проверять, насколько члены партии соответствуют определенным стандартам  поведения: идеологическим, политическим, организационным и соблюдают нормы Устава партии.  
6.  Военный совет ЦК КПК.

Идеологический курс   может  меняться, внутри партии могут  идти  порой смертельные идейные войны, но исторически сложившийся партийно-государственный механизм управления остается неизменным.

Итак,  ключевым моментом , определившим  социально-экономический  и культурный облик современного Китая является 1979 год , когда верхушка КПК во главе с великим реформатором  Дэн Сяопином  приняла  новую социально-экономическую ( а по сути идейно-религиозную) политику.



До этого  культурно-политический курс Китая определялся  идеологической доктриной Мао Цзедуна, пытавшегося  строить в стране социалистическое общество с  ориентацией на уравнительность, планирование, коллективный энтузиазм масс (мобилизации) ,  общенародное хозяйство, социалистические  принципы  мировоззрения и идеологии. Примером для Мао всегда оставался Сталинский СССР, добившийся к середине 50-х невиданных результатов в развитии хозяйства и культуры, хотя руководство Китая не  старалось афишировать этот факт.



 Но важно отметить,  что если в системе управления Сталинского СССР , по крайней мере с 1938 г. наблюдалось идейно-политическое единство, то в руководстве КПК такого единства не было. В КПК с самого начала  существовало влиятельное течение «рыночников».  Очень большого труда стоило Мао добиваться продвижения своей линии во множестве партийных групп и течений, стоящих на товарно-собственнических позициях и тянувших Китай к индивидуализму рынка.  Тем не менее,  во времена Мао Китай двигался в сторону  минимизации товарно-денежных отношений и рыночного насилия. Уже один тот факт, кстати почти немыслимый в позднесоветском СССР , что многих партийных чиновников (того же  Дэн Сяопина)  наказывали переводом в рядовые члены сельскохозяйственных коммун и пром-предприятий , где они были обязаны трудиться наравне с рядовыми членами, говорит о многом.

Большой интерес вызывает и  идеологическая доктрина Мао о Китае, как центре и  базе мирового антикапиталистического  сопротивления. Главной вехой во всей Китайской Революции , явилась попытка проведения Великой Культурной (Духовной) революции, кстати, вызывающей единодушную  ненависть  у  антикоммунистических критиков и исследователей , как в СССР, так и на Западе.
Основной ее целью (и об этом было открыто заявлено)  являлось изменение в «надстройке» ( в искусстве, литературе, нравах, обычаях) , изменение духовного облика, переход  общественного сознания от   частно-рыночной, националистической,  прагматической конфуцианской традиции   к ценностям социализма – к осознанию «общего дела». Что характерно, уравнительные социалистические идеи тогда действительно овладевали массами   …. и  Культурная революция была быстро свернута.   Разумеется, что  в этих  «нестабильных» условиях  партийная элита Китая не могла рассчитывать, не то что на роскошь рыночных дельцов капиталистического мира, а даже на умеренный  уровень материального потребления хрущевско-брежневской  номенклатуры.  

Чжоу Эньлаей и   Мао Цзэдун встречают  встречают  госсекретаря США Генри Киссинджера начало 70-х гг..

Сильнейшим ударом по линии Мао явился переход  высшего руководства СССР в середине 50-х  на антисталинские , по сути на  антикоммунистические позиции, ставшие   началом формирования в СССР партийно-хозяйственной  касты и  скрытых товарно-денежных  отношений. В результате хрущевского разрыва,  в своем культурно-хозяйственном строительстве Китай лишился не только технологического и кадрового источника в лице советских специалистов и науки, но и  мощной морально-идеологической  опоры  маоистскому  курсу  Китая. Идеологические службы  послесталинского СССР, по сути, развернули информационно-психологическую войну против Мао, отбивая его обвинения в ревизионизме и перерождении КПСС. Этот раскол явился непоправимым  ударом по всемирному антикапиталистическому  сопротивлению и социализму.

Но, тем не менее, отметим важный факт. Вплоть до 1979г    дореформенный Китай в своем развитии опирался лишь на  внутренние скудные  ресурсы,   распределяемые  равномерно и по социальным и по географическим координатам.  Частнособственнические  и  националистические ценности, так и не изжитые в китайском обществе, все же не получили  своего заметного воплощения в социально-экономической и культурной политике КПК.

Вплоть до убийства ден-сяопиновской  «группировкой» просоветского коммуниста и наследника Мао - Линь Бяо (в 1971г) ,  Китай двигался в русле социалистических ценностей,  а период 1973-1978 можно назвать «Китайской перестройкой», движением по инерции, характеризующимся  зачисткой  партаппарата и подготовкой общественного сознания к Рыночным Реформам.

По сути, победа  курса Дэн Сяопина (1979г)  была долгожданной  победой «капиталистической фракции» в КПК после 30 летних битв и дискуссий  о пути движения Китая. И главными вехами этой  победы явились:
провокация вооруженного конфликта на советско-китайской границе в 1969г,
устранение (в начале 70-х) коммунистической группы КПК во главе с легендарным Линь Бяо, так и не смирившимся с рыночным и проамериканским разворотом верхушки  
и физическая дряхлость  самого Мао Дзедуна,  так и не сумевшего преодолеть  почти полувековой  идейный ( скорее  религиозный ) раскол в КПК и китайском обществе в целом.

Итак, в 1981 году Дэн Сяопин занял пост председателя Военного совета ЦК КПК и стал самым влиятельным лицом в партии. Он объявил Мао «великим марксистом, пролетарским революционером», но допускавшим ошибки. Заметая, таким образом,  прошлое под ковер, Сяопин стал налаживать деловые контакты с западными странами, рекомендовал использовать опыт  подъема экономики Японии. Еще в 1979 году Сяопин посетил США, где встречался с президентом Джимми Картером в Белом доме, консультировался с финансистами, как модернизировать Китай и превратить его в высокоразвитую промышленную державу.


Встреча Дэн Сяопина с американским президентом Джимми Картером. Фото 1979 г.

Вскоре  Дэн Сяопин  объявил принцип «четырех модернизаций»: в оборонной промышленности, сельском хозяйстве, науке и промышленном производстве. Сельскохозяйственные коммуны были распущены, поощрялось частное предпринимательство, страна ориентировалась на рыночную экономику – производить следует  то, что можно выгодно продать , и  что продается не только на внутреннем, но и на внешнем рынке.

Начало введения капитализма в Китае в 1979 году не случайно совпало с началом глобализации Рейгана и Тэтчер. Чтобы глобализация работала, нужны две части – откуда выносить производство и куда его выносить. В этот период  Западные корпорации начали грандиозную программу по перенесению своих производств  в  страны Юго-Восточной Азии и прежде всего в Китай.

Таким образом Китайская Народная Корпорация стала частью мировой Рыночной Системы в 1980-е годы, вскоре после вступления в это сообщество юго-восточных синдикатов «Тайвань» и «Ю. Корея».

Идеологическое прикрытие  своего перехода к капитализму (что бы отбить критику изнутри) партийные функционеры КПК  оформили следующим образом.

Теоретический фундамент деятельности современной Компартии Китая был обозначен так:
1) марксизм - ленинизм,
2) идеи Мао Цзедуна,
3) теория Дэн Сяопина о строительстве социализма с китайской спецификой,
4) важные идеи Цзян Цземина о тройном представительстве.


В основу  всех преобразований в КНР положена  известная теория Дэн Сяопина о строительстве социализма с китайской спецификой, принятая еще XV съездом КПК в качестве официальной руководящей идеологии партии.
В основе китайских экономических реформ, начатых Дэн Сяопином, лежат два выстраданных историей современного Китая  принципа:
1) Все реформы должны проводиться в интересах абсолютного большинства населения, которое должно иметь очевидную выгоду от этого.
2) Для абсолютного большинства населения цена реформ должна быть приемлемой.


Утверждается, что антагонизм между социализмом  и капитализмом  в стране, в которой правит Компартия, - контролируется. Противоречия между разными формами собственности, между трудом и капиталом находятся под отеческим контролем КПК и используются для ускорения строительства социализма с китайской спецификой.

Еще в 2001 году, после бурных дебатов во время летнего отпуска руководства КНР в Бэйдэйхэ на побережье Желтого моря, был актуализирован призыв: все лучшее из социализма и капитализма - в экономику страны. Капиталист, частник - тоже строитель социализма (с китайской спецификой), а поэтому имеет равные права с другими гражданами, в том числе быть членами правящей Компартии Китая.

Суть своего  мировоззрения  Ден Сяопин выразил метафорой еще в дискуссиях времен Мао: Не важно, какого кот цвета — черный он или белый. Хороший кот такой, который ловит мышей.
Эту мысль китайский лидер пояснил следующими словами: «В реальной жизни не всё является классовой борьбой» (притом , что «классовая» - лишь метафора духовно-религиозной борьбы). Тем самым он предложил "разделить" собственно идеологию и насущные задачи модернизации китайской экономики – иными словами, задачи капиталистической  модернизации стали насущными и проводились в жизнь настолько,  насколько верхушка КПК прониклась «новой» идеологией  (а скорее возвращалась к  старой , специфической для Китая). В 1980-х гг. эта фраза Ден Сяопина стала неофициальным девизом, под которым проводились в то время прагматические экономические реформы — введение элементов рынка, разрешение частной собственности на средства производства, создание свободных экономических зон и т.д.

Сегодняшний Китай взял на себя практически всё бытовое и простое техническое производство мира по совершенно бросовым ценам.  Например, сегодня  на  элитных !  заводах  корпорации Foxconn 230 тысяч рабочих,  четверть из них  живут в заводских общежитиях или бараках на территории завода. То есть почти 60 тысяч человек живут и работают на заводе. Многие люди из «Foxconn City» работают 6 дней в неделю, 12 часов в день и зарабатывают меньше 17 долларов в день. И о такой  райской жизни мечтают многие Китайцы.

При этом Китайская Народная Корпорация сохранила крепкие финансовые, товарные и информационные границы, что позволяет ей развиваться независимо от МВФ. Фактически, Китай применяет механизм своеобразного бартера. Чтобы сохранить самую низкую в мире стоимость рабочей силы – и свою абсолютную конкурентоспособность, Китай, вместо повышения курса своей валюты юаня, постоянно увеличивает импорт технологий и знаний.

Таким образом,  мы видим, что Китайская государственная и партийная иерархия конца 70-х  решила оцифроваться, то есть сконвертировать свои должности в твёрдую валюту, но по гораздо более высокому курсу, чем московская иерархия во время перестройки. Более того, в отличие от советской парт-хоз  элиты, которая во времена Горбачева просто сдалась с потрохами на милость победителя, китайская решила сама определять, какое место  она,  в конечном счёте займёт во всемирной иерархии. И она понимает, что сильные вооружённые силы, промышленность  и наука – это необходимые условия, чтобы с ней считались.

Сегодняшний Китай  уже активно конкурирует с Америкой и Европой, но он конкурирует  только за своё место в мировой иерархии,  но никак не против капитализма как такового.



Количество миллионеров, располагающих состоянием в более чем один миллиона долларов, на территории материкового Китая (без Гонконга, Макао и Тайваня) достигло 535 000 человек. (Данные на 2011г)  

Китай имеет диаспору во многих странах мира и легко проникает в другие общества.
В их действиях явно прослеживается мудрый план по разложению Запада. Китайцы собираются невоенным путём расселиться по всему миру.

Американцы не хотят работать – прекрасно, китайцы будут делать для них всё почти бесплатно; сами будут скупать землю в разных странах, расселяться и размножаться.
С другой стороны, очевидно, что культовая революция активно идёт и в Китае. Молодые китайцы, оказавшись в достатке, становятся такими же поклонниками денег, как и американцы, но более открыто наглыми и хамоватыми.


Чем сильнее будет Китай, тем быстрее Россия потеряет Сибирь и Дальний Восток. Ибо в Азии не осталось иного незаселённого пространства.
Российские чиновники считают, что приглашение китайцев на Дальний Восток поднимет экономику? Несомненно, поднимет. Оно ещё и резко поднимет рождаемость. Пока продажное  российское правительство отказывается шевелиться без инвестиций и без капитала, китайцы простым трудом и без ожидания немедленных прибылей и выгоды заселят все земли от Тихого океана до Урала и далее.

Сегодняшний Китай напоминает внешне Германию начала XX века, бурное развитие юнкерского капитализма и превращение Германии в «мастерскую мира».


Приведем некоторые цифры, характеризующие рост Китайской экономики в «нулевые» годы

Китай — на первом месте в мире по численности населения
На середину 2006 г. она составляла 1330,7 млн чел., включая Сянган (Гонконг) и Аомынь, то есть 20% всех жителей земного шара.

В 2001–2006 гг. увеличение ВВП Китая составило 10–11% в год, как ни в одной из крупных развитых стран.

Типичная панорама индустриальных центров Китая

В 2005–2006 гг. и ныне он занимает 4-е место в мире (после США, Японии и Германии) по ВВП, в его пересчете по обменному курсу, но 2-е место (после США) — по тому же ВВП в пересчете по паритету покупательной способности валют. Замечу, что ведущие банки и специалисты считают более реалистичным именно второй показатель. КНР вышла на первое место в мире также по золотовалютным резервам — 1,2 трлн долл.

Гигантская экономика современного Китая — прежде всего индустриальная. КНР переживает ныне период бурного индустриального развития, хотя все заметнее растет и доля услуг. Рост большинства отраслей промышленности в последние три-четыре десятилетия потрясает воображение. Высокие, а в ряде отраслей индустрии очень высокие темпы развития обусловлены решительным и удачным использованием руководством страны известных факторов. Во-первых, КНР располагает огромными и  дешевыми трудовыми ресурсами.

Дети в Китайской провинции

Людей с высшим образованием в стране, включая Сянган, теперь 3,5%, то есть примерно 46,6 млн чел., со средним — до 25%. Китайцы — это дисциплинированная рабочая сила, готовая трудиться сколько надо. Вместе с тем китайцы (прежде всего ханьцы) очень стремятся получить все блага современной жизни уже теперь.
Во-вторых, Китай стал гораздо более интенсивно использовать свои богатые природно-сырьевые ресурсы, хотя нередко в спешке, по рыночному-  расточительно, с заметным ущербом для природы и населения.

В-третьих, в последние десятилетия большинство развивающихся стран стали признавать КНР своим экономическим лидером, особенно в противовес диктаторской политике США. Китай значительно расширил экономическое сотрудничество со странами Азии, Африки и Латинской Америки. Во многих из них резко возросла добыча минерального сырья (прежде всего руд — железной и цветных металлов), в том числе для поставок в Китай. В то же время Китай продает этим странам массу потребительских товаров, притом относительно недорогих. Ныне во многих случаях выросшее производство в Китае больше ориентировано на внешний рынок, чем на потребление внутри страны.


Крупнейшей свалкой электроники в мире является китайский город Гуачжу (Гуачжоу) в провинции Гуандунь. Здесь оседает до 70% от 50 миллионов тонн электронного мусора. На свалке есть и свое население – десятки тысяч бедных мигрантов, которые живут здесь целыми семьями.  


Промышленность КНР давно первая в мире, — разумеется, по числу предприятий и численности занятых. Ныне же она либо вторая после США, либо первая по главному показателю — размерам производства большинства отраслей (реже — в числе первых трех-пяти стран): от добычи угля, производства электроэнергии, выплавки стали, алюминия, меди, продукции машиностроения, включая теперь и его новейшие отрасли, а также минеральных удобрений, химических волокон. Уже несколько десятилетий Китай далеко впереди всех по производству цемента и других стройматериалов, хлопчатобумажных, шелковых тканей, множества пищевкусовых товаров. Разумеется, все это по абсолютным размерам, на душу населения — несравнимо ниже.

Рыночные отношения резко подняли экономику КНР в целом. Вместе с тем коммерческие жилье, здравоохранение, образование и другие услуги все менее доступны основной массе населения. Происходит крайне резкое расслоение китайского общества. К середине «нулевых» в Китае  насчитывали официально 240 тыс. долларовых миллионеров — ничтожно малое число жителей с колоссальным капиталом. К среднему классу относят 150 млн чел. — 11% населения. Многие из них — члены Компартии Китая. Почти 9/10 жителей КНР — низшие слои по доходам.

======================
В чём главный секрет успеха «социалистического» Китая на путях рыночной экономики и секрет конкурентоспособности его товаров?

Китай фактически выполняет функцию мирового штрейкбрехера. Китай привлёк огромные инвестиции тем, что создал и гарантирует рабские условия труда своих рабочих. Любая страна, которая захочет составить конкуренцию Китаю, вынуждена будет ставить своих работников в ещё более рабские условия.

Китайские бизнесмены предпочитают использовать на сборочных производствах детей. Дети весьма покладисты, идеальны для скрупулёзной работы по сборке мелких предметов ширпотреба, например, брошей, заколок; дети мало едят.
 В бедных деревнях бизнесмены выкупают у родителей девочек 7-8 лет.  Сумма выкупа составляет около 500 долларов за голову, но ребёнка-работника можно приобрести и за 300 долларов. Ребёнка якобы увозят «учиться» в хорошую городскую школу, а заодно и подработать. На практике учёба становится 12-часовым рабочим днём с тремя перерывами на обед. Обед составляет миску лапши. Спят «школьницы» прямо в цехах на цементных полах. Один выходной в неделю, никаких отпусков или каникул.

Хозяева бизнеса, естественно, экономят на освещении и обогреве. Сквозняки и холод приводят к ревматизму и нефриту почек, а слабое освещение рабочих мест убивает зрение. Возникают кровоизлияния, прогрессирующая близорукость. Через три-четыре года детей выбрасывают с фабрики инвалидами, не способными ни посещать школу, ни создать семью. На их место приобретают новых работниц – человеческий материал бедных провинций Китая воистину неиссякаем.

Сегодня Китайские бизнесмены  закупают детей и в приграничных районах России – в Уфе, Хабаровске, Чите. Их родители, обычно алкоголики, не долго раздумывая, избавляются от обузы и получают на большую выпивку.
В следующий раз, покупая дешёвый китайский товар, подумайте, почему он так дешёв, несмотря на дальнюю перевозку, и кем он сделан.




Жидкие отходы сливаются в реку Янцзы.

Кроме того, Китай, несмотря на бешенные темпы индустриализации,  практически не заботится об экологической ситуации ,  это в свою очередь, дополнительно снижает   стоимость производимого в Китае товара и повышает конкурентоспособность его производств. Достаточно отметить, что в современном Китае лишь 7%  водного дебита пригодно для питья.  Великие китайские реки Янцзы  и Хуанхэ превращены, по сути, в сточные каналы промышленных отходов.
Одновременно тепловая (угольная) энергетика, черная и цветная металлургия, химическая промышленность Китая — колоссальные загрязнители окружающей среды. Только металлургические заводы страны сбрасывают ежегодно до 3–4 млрд м3 сточных вод, выводят в атмосферу до 600–700 млрд м3 вредных газов, оставляют десятки миллионов тонн шлаков. Над городами, промышленными центрами Северного, Северо-Восточного Китая да и некоторыми на востоке страны, почти всегда стоят черные клубы дыма. На сегодня экологический ущерб  не поддается оценке.
КНР — второй после США загрязнитель мировой атмосферы.
источник

Tags: Ден Сяо Пин, КПК, Китай, Мао, бизнес Китая, китайское чудо, развитие Китая, реформы Китая
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments