ckychnovosti (ckychnovosti) wrote,
ckychnovosti
ckychnovosti

Categories:

Биография Марио Роберто Сантучо

Мануэль Хусто Гаггеро
-----------------------------------------------------



Сын поверенного в суде Франциска Росарио Сантучо и учительницы Мануела дель Кармен Хуарес, родился в городе Сантьяго дель Эстеро 12 августа 1936 г. У Дона Франциска было десять детей,семь из которых родились от его первого брака с Исабель Хуарес , и трех остальных - самый старший из которых  был Марио Роберто - от второго брака после смерти первой жены.

С ранней молодости Марио начинает интересоваться различными политическими идеями, которые часто обсуждались в семье в ходе дискуссий о национальной жизни аргентинского общества 50-х гг. Идеологический конфликт, пронизывающий социальную жизнь страны, когда капитализм принимал очередную форму, приводил к осмыслению буржуазных ценностей, противоречий и поиску новых путей жизни.
Главные вопросы, поставленные экономической и политической жизнью , в конечном итоге , вели в область идеологии. Несмотря на то, что империализм возвел информационную стену по дезинформации и сокрытию неудобных фактов, изменения происходившие в мире после победы над фашизмом Европы и Японии, все же обогащали людей новым перспективным опытом.

Мировая война способствовала осознанию реальности строительства социализма в СССР, обнажая ложь и пропаганду, распространявшихся проплаченными защитниками буржуазных порядков, и давала ответы на многие вопросы.

 В доме Сантучо царила культурная атмосфера, уходящая своими корнями в католическое христианство и глубокую национальную почву жизненной и хозяйственной практики Аргентины. Новые идейные ветры популярные в среде мелкой буржуазной интеллигенции  были поразительно восприимчивы, развеивали путаницу, объединяли, кажущиеся до этого противоположными взгляды и процессы, способствовали обобщению, побуждали к новому анализу и позволяли осмыслить существующие тенденции.

Первый опыт такого осмысления у Сантучо был связан с центром социально-экономических исследований в провинции Сантьяго-дель-Эстро  и работой в журнале "Размер", в издании которого большую роль играл его брат Рене Франциско ( В 1975 г. , как руководитель "экстремистской" PRT он будет схвачен карателями в г. Тукуман во время правления Исабель Перрон, его тело так и не будет найдено).

В это же время Марио критически осмысливает различные версии марксизма, имевшего большое влияние в культурной жизни интеллигенции Аргентины. В этом отношении ему довелось изучить взгляды таких интеллектуалов, как Бернардо Каналь Феихоо, Родольфо Кун, Эктор Агости, Мигель Анхель Астуриас, Ернандес Арреги , а так же  польского антикоммунистического интеллектуала Витольда Гомбровича, которые способствовали более глубокому проникновению в социально-политическую проблематику.

Будучи студентом экономического факультета в университете Тукумана, Сантучо принимает активное участие в жизни студенческого городка, молодежь которого создает Независимое экономическое движение (MIECE), как альтернативу реформизму. MIECE состояло в основном из радикальных сторонников коммунизма, социализма, а так же гуманизма, выражавшего настроения части католиков и традиционалистов.

В то время его борьба заключалась в развенчании сомнений и отказе в  притязаниях Реформистскому крылу в студенческом движении , которое вовлекало молодежь в бесконечные споры  об абстрактных принципах гуманизма. В своей борьбе его группа ставила приоритетом исследования, направленные на поиск тех условий, которые обеспечили бы нужное развитие общества, с опорой на опыт Кубинской Революции, которая к тому времени еще не провозгласила социалистический курс.

MIECE торжествовал на выборах 1959 г и вошел в Студенческий Центр, направив Сантучо делегатом в трехсторонний совет. Опыт был распространен на другие факультеты, где с успехом внедрялись и получали развитие  вышеназванные доктрины движения. Именно здесь укреплялось то мировоззрение, которое затем будет определять направление всей последующей борьбы Сантучо.

Сантучо был страстным исследователем, но это желание всегда вступало в противоречие с требованиями, предъявляемыми к политическому бойцу. Это противоречие он разрешал тщательной организацией и планированием своего времени, зачастую за счет сна,  и применением метода скоростного чтения, что не всегда соответствовало необходимой глубине проникновения в сущность вопроса.

 В начале 1961 вместе со своей  женой Анной Марией Вильярреал он, по пути посещая некоторые страны Латинской Америки, прибывает на Кубу. Этот опыт оказывается определяющим для его будущего.



В Перу Сантучо знакомится с руководителем APRA Раулем Аия де-ла Торре, идеи и опыт которого повлияли на эволюцию недавно созданного в Аргентине FRIP- "Революционный Народный Индо-американский Фронт". Но итого встречи разочаровывают Сантучо. Антиимпериалистическую борьбу Аия де-ла Торре допускал лишь в тех случаях, которые соответствовали доктрине, господствовавшей тогда в просоветских коммунистических партиях и антимпериалистических движениях - доктрине "холодной войны" империализма против социалистического лагеря.

Сантучо прибывает в США и участвует в дискуссиях и лекциях в университетах, изучая бастион капитализма изнутри. Он чувствует, что неудачи социалистической интеллигенции, заключаются во многом в невероятной трудности выражения  какого-либо революционного мнения в условиях этой системы.

Затем он останавливается в Мексике, где видит чудовищную несправедливость и эксплуатацию в отношении подавляющего числа мексиканцев, удерживаемых в повиновении методами капиталистической демократии и политической стабилизации,что выдается буржуазией, как образец, который должен быть распространен на остальную часть континента.

Сантучо прибывает на Кубу в самый ключевой момент ее истории, когда был провозглашен социалистический характер кубинской революции. Прямое общение с кубинской действительностью, общение с революционным руководством страны, обнаруживает коренное различие с мнением тех, кого он знал до этого момента, в том числе  сторонников аргентинского перонизма, и укрепляют его революционные устремления в русле марксистско-ленинского мировоззрения. Вернувшись назад, он имеет уже четкие представления о путях освобождения Аргентины и настоятельно убеждает товарищей к окончательному принятию этих доктрин в революционной борьбе.

Во время его отсутствия 9 июля 1961 года были завершены официальные процедуры создания FRIP, основанной на идейной базе антиимпериализма и общеамериканского освобождения индейцев, многие организаторы исповедовали некоторые идеи Рене Франциско.

В этих условиях у Сантучо было два варианта действия, или влиться в уже существующую организацию, декларирующую движение по марксистско-ленинскому пути, либо работать над созданием совершенно новой структуры, имеющей  изначально определенную настроенность на революционный переворот. И он делает свой выбор, совершенно ясно понимая, какие огромные трудности и опасности будут ждать его на этом пути.

Марио Роберто Сантучо видел в FRIP зародыш революционной партии.
Он начинает трудную дискуссию в FRIP, дабы преодолеть разногласия между целями своего проекта и идеологическими пристрастиями его сверстников.

К тому времени, уже известный своим умением убеждать "Роби",  упорно и настойчиво взаимодействует с марксистскими секторами в Сантьяго дель Эстеро (коммунистической партией и социалистической партией) ищет точки соприкосновения  на почве поддержки Кубинской Революции. Это взаимодействие способствовало значительному прогрессу в эволюции организации, не вызывая при этом болезненных разрывов.

 Особое значение на этом этапе принимает эволюция Рене Франциско, который  от своей идеалистической философии приходит к принятию материалистической диалектики, где его опыт не был столь богат, и он, например, считал, что активное революционное движение должно начаться с момента репрессий  фашистской стороны.

Сантучо переходит к интенсивным  политическим действиям по строительству организации. К тому времени  FRIP распространил свое влияние на Тукуман и Марио Сантучо ведет политизацию  рабочих сахарной промышленности. Он организует активную работу по защите от увольнений и сокращения зарплат, которые уже начинали понижать, монополизирующие рынок мельницы "Сольта и Джулии".

В это же время он работает над анализом социально-экономического положения и классовой структуры севера, удельного веса трудящихся сахарной промышленности, его роли и опыта в борьбе с эксплуатацией. В результате он выдвигает  идею о необходимости революционного союза рабочих и половины беднейшего крестьянства, занятого в сахарной отрасли, а также идею о важности нейтрализации мелкой и средней буржуазии посредством ее отрыва от крупных владельцев и менеджеров сахарной индустрии. Данное исследование известно , как "Четыре тезиса о Северной Аргентине".

Неизменная приверженность Марио к изучению теории  всегда дополнялась богатой практикой общественного действия. В их слиянии он находил подтверждение своим идеям и военно-революционному духу, символом которых и  стала с тех пор сама личность Марио Роберто. В тоже время его антибуржуазная воинственность была пронизана глубоким интернационализмом.

Мы уже видели это на примере его чуткого отношения к Кубинской революции. Он так же был неутомимым пропагандистом революционного опыта Вьетнама и партизан всей юго-восточной Азии, а так же "Революции красных гвоздик" в Португалии на которую он смотрел с особой надеждой.(Подавлена португальскими социал-демократами в ноябре 1975 года в ходе контрсоциалистического  переворота, прим. переводчика).

Кроме того Сантучо являлся  одним из основных деятелей по объединению революционных организаций стран "Южного конуса". Его стремление к этому единству воплощается в создании Совета Революционной Координации (JCR) , в которую по-мимо  PRT-ERP вошли чилийские коммунисты MIR, уругвайское движение национального освобождения "Тупамарос" (MLN-T) и боливийская Армия Национального Освобождения (ELN).( Начиная с момента создания 1972 г JCR базировалась в Чили и после успешных карательных дествий хунты Пиночета перемещается в Аргентину. прим. переводчика)

Режим революционного бойца распространяется на всю семейную жизнь Марио Сантучо. Он не мыслил свою жизнь, разделенную на частную и политическую сторону , и его убежденность оказывала влияние на всех близких, вовлекая их в круговорот событий. Когда он становится руководителем крупнейшей революционной организации, его жена Анна попадает в жернова репрессий против PRT. Сначала она получает ранение в операции по распределению конфискованного у корпораций продовольствия, а затем дважды попадет в тюрьму. Первый раз она возвращается на свободу в результате организации побега боевиков PRT  из тюрьмы "Доброго пастыря" Кордовы, а во второй раз после неудачного побега из спец-тюрьмы г. Роусон,  Анна Мария была расстреляна в месте с другими 15 руководителями PRT и ряда других революционных организаций на военно-морской базе Трелева 12 августа 1972 года. Их три дочери - Анна, Марсела и Габриэла разделили все превратности подпольной жизни родителей.

Укрепив к середине 60-х FRIP, Сантучо старается установить взаимодействие с другими марксистскими организациями, пытается наладить диалог, сближающий их идеологические и тактические  позиции. Известны его постоянные усилия наладить координацию  с Коммунистической Партией Аргентины, которая, несмотря на известные различия, описывается в материалах PRТ, как стратегический союзник в формировании партии трудящихся.

Первые попытки такого сближения начались еще до рождения PRT, в Сантьяго дель Эстеро, но были пресечены лидерами местных коммунистов, которые объясняли, что согласно общей политической линии (КПА- шла в форватере КПСС пр.пер.) им запрещено контактировать  с организациями, характеризующимися, как троцкистские. В последствии, после отделения от PRT групп, следовавших за троцкистом Наулем Морено, был достигнут некоторый прогресс, хотя и далекий от настоящего конструктивного взаимодействия.

Тем не менее, на основании связей, которые установил Марио Сантучо находясь в тюрьме с местными представителями КПА , в этом вопросе был достигнут нужный уровень сближения. Распространившись затем за стены тюрьмы, был налажен контакт с местным коммунистическим руководителем Трылева товарищем Белом, который в последствии оставался последователем линии Марио и исчез в застенках будучи похищенным во время военного правления в 1976 году.

Связи с КПА всегда были неустойчивыми, хотя были и конструктивные действия на местном уровне: во время празднования годовщины расстрела в Трылеве или во время организации нападения на Военно-Медицинскую команду в сентябре 1973 года.

На пути привлечения других антикапиталистических организаций в середине 60-х гг Сантучо обращает внимание на боевую группу троцкистского толка "Рабочее Слово" (PO), активно участвующую в экономической борьбе рабочих Тукумана, и проводящую в то время политику,  так называемого "внедрения" в Перонистский лагерь.

Разные идейные подходы не мешают сближению этих организаций. Они вместе участвуют в избирательном процессе, пытаясь продвинуть своих профсоюзных лидеров в местные законодательные органы в 1964 г. Несмотря на глубокие различия в позиции руководства Сантучо способствует их объединению в единую партию PRT (25 мая 1965 г), приобретая при этом ресурсы и репутацию "Рабочего Слова". Во внутренней идейной борьбе, которая разгорается после объединения, Сантучо играет важную роль в критике позиций троцкизма. Эта роль была особо важна на III, IV, V и VI конгрессах PRT в результате чего партия отказалась от политики мирного "внедрения" и окончательно определила свой тип, как марксистско-ленинской организации. Параллельно с этими организационными процессами Сантучо способствовал повышению авторитета организации поддержкой борьбы и сопротивления работников сахарной промышленности диктатуре Онганиа.

В течении этого периода Марио Роберто дважды арестовывается. Первый раз его схватили в Тукумане. После этого его постоянно перемещают по различным тюрьмам пытаясь предотвратить организацию побега или вооруженного нападения товарищей на место его содержания. Наконец его переводят в тюрьму г. Тукуман вместе с другими заключенными PRT. Здесь ему удается заполучить препараты, которые, при приеме их по определенной схеме, вызывают симптомы приступов гепатита. Этим он добивается перевода в слабо охраняемую больницу, откуда и убегает, воспользовавшись халатностью полиции во время пересменки. Он тут же едет в Буэнос-Айрес для участия в секретном V съезде партии, который уже был в стадии подготовки.

Второй раз его арестовывают в г. Кордова во время подготовки нападения на тюрьму в г.Уркиса провинции Тукуман в целях освобождения арестованных товарищей. Его сразу переправляют в особо охраняемую тюрьму в Буэнос-Айресе под усиленной охраной. Вскоре после этого в руки политической полиции попадет его жена Анна Мария, которая вынуждена оставить трех дочерей на попечение дедушкам и бабушкам.

 В этой тюрьме Сантучо организовывает политическое образование для нескольких сотен заключенных PRT и стремится наладить связи с заключенными других революционных организаций, в особенности с коммунистической партией, Мотонерос, FAR и ФАП. Он направляет усилия на организацию процесса идейно-политического сближения во многом противоположных позиций, особенно между коммунистами и перонистскими организациями, вставшими на путь вооруженной борьбы. В тюрьме он устанавливает прочные связи с борцами из профсоюзного сектора Раимундо Онгаро, Армандо Хайме, Пужадасом и, прежде всего, с Агустином Тоско, с которым он поддерживал дружеские отношения до конца его жизни.

 Вскоре его переводят в тюрьму строгого режима Роусон, где он вместе с товарищами разрабатывает детальный план побега, реализация которого начинается 15 августа 1972 года. Сталкиваясь с естественными ограничениями тюремного режима Сантучо с товарищами скрупулезно организовывает все самые доскональные детали побега, который закончился трагедией лишь по вине и нерешительности  руководства PRT, временно замещающего схваченных полицией.

  Алгоритм побега был отработан заключенными до совершенства, до полной увязки по последовательности и по времени. Но отсутствие веры и слабость тех, кто командовал внешними силами поддержки привели к роковым последствиям.    

В начале операции при нейтрализации охраны незапланированный обмен выстрелами привел к тому, что внешние силы приняли их за провал операции и сняли часть транспортных средств для переброски освобожденных в аэропорт. В результате этой катастрофической ошибки вторая группа освобожденных прибыла в аэропорт Трелева позднее запланированного времени, который к тому времени был очищен от группы PRT силами спецназа (самолет южного направления не успел взлететь, был окружен и захвачен). В результате переговоров вторая группа революционного руководства сложила оружие с условием неприменения репрессий и возвращения в тюрьму. После разоружения эта группа из 16 человек была переправлена на Военно-Морскую базу и сразу расстреляна. (Одним из убитых товарищей была жена Сантучо Анна Мария).





Фильм и песни о расстреле руководящих революционных кадров  Аргегнтины при попытке побега из тюрьмы Роусон.

Лишь шесть руководителей, разрабатывавших план побега сумели  вылететь на угнанном самолете в Чили, где они получили укрытие правительства "Народного единства" Альенде  и затем вылетели на Кубу. Это были руководители PRT товарищи Сантучо, Доминго Менна, Горриан Мерло, руководители FAR - Марк и Роберт Осатинские и Вака Наварха из  "монтонерос".

Почти сразу, в ноябре 1972 года, Марио Сантучо возвращается в Аргентину к руководству PRT-ERP, которая к тому времени находилась в критическом состоянии из-за значительного сокращения личного состава (многие боевики были арестованы) и организационно-политической слабости временного руководства. Начинается непрерывный и бурный рост структур Народно-Революционной Армии (ERP). В то время ситуация для национально-освободительной революции была сложной: перонизм переходит на националистическо-буржуазные позиции, народные силы сопротивления видят пути дальнейшего действия по-разному, что затрудняет координацию и сложение сил. Несмотря на боевой настрой рабочих и других слоев населения профашистские круги ведут успешную политику по разделению политических сил и стабилизации масс, временно не применяя политику государственного терроризма.

  На политическую сцену приходит конституционно-демократическое правительство Кампоры, что приводит к усложнению политической ситуации, но за то идет бурный рост PRT-ERP, которая переходит к бешеному режиму своей деятельности.  Жизнь Сантучо полностью сливается с организацией партизанской войны. Невозможно отделить его личные дела от партии, они лишь подчеркивают ту или иную стороны жизни PRT. Он участвует в принятии всех важнейших решений со всеми их ошибками и сложностями в наступавшей ключевой для истории Аргентины фазе 1973-1976 гг.

В эти годы он сходится с членом ЦК , ответственной за национальную пропаганду Лилиано Дельфино, которая будет следовать за ним до самой гибели при штурме военным спецназом конспиративной квартиры на Вилле Мортелли, после чего она сгинет в пыточных застенках режима. От этого союза у Сантучо останется сын Марио Антонио.

PRT совершенно точно характеризует истинную сущность и стратегию "патриотичного" перонистского Правительства, предсказывая, что его основной задачей будет сдерживание народно-революционной борьбы и характеризует это правительство, как классово-чуждое и антинародное. Подтверждение этого анализа и активное присутствие эмиссаров PRT в армии, движениях и рабочей борьбе приводит к политизации широких слоев населения, симпатии к организации и активному участию людей в ее революционной деятельности. Между тем,  усилия  по развитию более тесных связей с другими организациями сопротивления для совместных действий и координации усилий не дают значительного успеха. Но партия упорно ищет контакты, имея целью добиться заключения союзного соглашения для сложения сил в единую аргентинскую революционную армию.

Шаги в этом направлении оказываются мало продуктивными не только в следствии различия идейно-политических платформ , но, главным образом, из-за глубоко различной оценки политической действительности . (речь идет о демократическо-патриотическом спектакле под названием "Возвращение патриота и отца нации Перона", на который купились, не только коммунисты из просоветской КП, получившие соответствующую установку из Москвы, но и  многие коммунистические, социалистические и патриотические организации Аргентины. Сантучо, доказывая стабилизационную для господства ТНК и капсистемы сущность этой буржуазной технологии,  использовал данный промежуток времени, для военного, идейного, организационного и логистического укрепления Народно-Революционной Армии прим. пер.).

Это привело к еще большему разобщению революционных антибуржуазных сил Аргентины, всегда отличавшихся своей раздробленностью. Кроме того, непонимание демократического этапа * в PRT привело к тактике крупных военно-партизанских действий ERP против вооруженных сил перонистского режима  после отставки Кампоры.


Комонданте Сантучо на смотре партизанских подразделений ERP в лесах Тукумана 1974 г.

Ошибки этой вооруженной политики * склоняют Сантучо к анализу того , как в условиях утраты доверия масс к правительству после смерти Перона обеспечить широкую мобилизацию людей на освободительную революцию. Документ "Буржуазная власть и революционная власть" явился следствием этого анализа и был одобрен ЦК в  сентябре 1974 г.
Но уже оказывается необратимым процесс инерции, не только из-за трудностей, но также из-за динамики каждой из организаций, которая ограничивала возможности тактического изменения.  
--------------------------

  * Похоже, что автор статьи, вменяющий Сантучо непонимание  полит-ситуации и ошибки вооруженного пути,  искренний или нанятый поклонник демократии. На самом деле Сантучо прекрасно понимает всю сущность демократическо-перонистского спектакля, организованного буржуазно-империалистическими верхами.  После "неожиданного" прихода  снова популярного Перона, страну погружают в эйфорию  эдакого "социального общенародного мира". Перрон дружит с Альенде, имеет отношения Кубой и СССР, разрешает выбирать "левых и правых" в местные и верхние парламенты, усиливает конституционный правопорядок, проводит общенациональные мероприятия, все это поддерживается всей мощью рыночных СМИ.

 Именно с этой  иезуитской технологией псевдопатриотизма Сантучо начинает вести самую непримиримую войну, ибо чувствует остановку в революционализации умонастроений и угасание освободительной энергии. И он ведет усиленную вооруженно-идеологическую атаку  на  перронистов ( слабые на голову социалистические перонисты  пока не участвуют в вооруженных действиях, когда они поймут суть  - их заодно с PRT  вырежут буржуазные каратели хунты).

Громкими и дерзкими нападениями на военных, офисы ТНК, заводы ВПК, воротил бизнеса  и сопутствующей пропагандой  он срывает с режима маски,  он вынуждает перонистских кукол раскрыть свое истинное лицо, ибо они вынужденны дать команду "ФАС" все тем же генералам буржуазного ЧОП, под названием Национальная Армия Аргентины.

 На Сантучо ведут облаву, но его места дислокации  прикрывает уже мощная структура безопасности из высокоидейных бойцов  спецназа , выученных на Кубе и прошедших закалку в боях. Партизанская война разгорается. За личиком Иcабель Перон проступает все то же истасканное мурло очередной шлюхи Мирового Капитала, использующего прикормленных генеральских псов в целях подавления социалистической революции. В бой входят уже новые освободительные организации, увидевшие суть "патриотов" и фуфло "народного единства".   Таким образом, лишь энергия Сантучо и настойчивость руководства и бойцов  PRT провалила "демократический этап" стабилизации Аргентины . ЦРУ и буржуазным политтехнологам по аргентинскому направлению уже ничего не оставалось, как тупо дать отмашку на реализацию открытой репрессивно-терроритстической хунты....

 Неслучайно мировой  наживо-фашистский агитпроп, рассказывая о "грязной войне", старается избегать упоминания о Сантучо и "аргентинских большевиках", как называли себя геваристы ERP,  заменяя конкретику на обтекаемо-неопределенных "лево-леворадикалов" или "левых перонистов". Но ведь именно предполагаемых родственников и сторонников  ERP - и жен, и стариков, и подростков хватали мясники хунты и запытывая изощренными пытками, получали информацию для идентификации и организации облав. Даже  появилась такая статистика - что бы обезвредить 5000 бойцов понадобилось зверски замучить 30 000 (официально) людей. И все ради того, что бы ТНК и их аргентинские представители могли грабить страну и дальше. Что бы не допустить второй Кубы - нового вдохновляющего  примера на фоне  духовного загнивания  СССР  с его  антикоммунистической троцкистской верхушкой, готовящий сдачу страны Транснациональным ОПГ.

Кстати, вся статья Сантучо "Буржуазная власть и революционная власть" просто пропитана  пафосом развенчания технологии   демократии и парламентаризма, которую он называет маской-формой буржуазной диктатуры. Он показывает, как в Аргентине  буржуазная диктатура достигает полит-кульурной гегемонии комбинацией двух форм властвования - демократии ("выборного лохотрона") и бонопартизма (власти "сильной руки"). При этом, в странах капиталистической базы доминируют демократические методы , а в ограбляемых странах капиталистической периферии - "сильная рука" вплоть до открытых антикоммунистических диктатур генералитета. Сантучо считает, что такое дурение масс и, даже, поддержка оказываемая палачам, как в случае с Пероном,  могут продолжаться вечно, пока у нации, вместо дезориентирующих людей просоветской Партии Коммунистов и Монтонерос,  не появится революционная сила, нацеленная на военную мобилизацию граждан и взятие власти.

Истинная и реальная власть революционного авангарда освобожденных областей социалистической Аргентины по - Сантучо будет определяться лишь мощностью и военно-политическими возможностями Народно-Революционной Армии.

В частности, в упомянутой статье о "Партии Коммунистов Аргентины" он пишет.

Коммунистическая Партия, которая все же является народной организацией, уже на протяжении многих лет изъедена соглашательско-реформистской проказой и потому в период борьбы с военной диктатурой оставалась робкой и непоследовательной. Хотя она приняла отрицательную позицию по отношению к перонистскому правительству в первые его месяцы и, даже, стала сближаться с революционными силами, начиная с 12 июня, вдруг, впала в полное капитулянство, бросив весь свой авторитет  в поддержку правительственного крыла  Хельбарда (политтехнолог по "общепатриотическому направлению". прим. пер.), повернувшись спиной, как к революционным силам, так и к общенародной борьбе.

Пацифизм, страх перед праведным революционным насилием, неверие в  потенциальную способность пробудить массы на битвы,  капитулянство перед буржуазными политиками, парламентский кретинизм- все это формы проявления вредной болезни реформизма, который характеризует общую деятельность Коммунистической Партии и направление её политики, которая в определенные моменты, прибавляясь к контрреволюционному хору буржуазии, ведет к угасанию сил и революционной активности народа.

В неизбежной идеологической борьбе против раковой опухоли соглашательства в Коммунистической Партии, мы не должны забывать никогда о том, что все наши усилия должны быть направленны на привлечении сознания рядовых активистов к революционной линии. Наше отношение ним - есть дружественное отношение, как к товарищам по общенародной организации, как к  искренними социалистическими борцам, которые могут и должны быть освобожденными от реформистской болезни.


Вот такое "непонимание" Сантучо "демократической фазы" , вот такие "ошибки вооруженной практики".

  Прим. перев.      

--------------------------
 
Тем не менее Сантучо остается  приверженцем политики сложения революционных сил Аргентины, соглашаясь при этом даже на сокращение масштабов сотрудничества. До последнего момента он боролся за этот союз и готовил подписание договоренностей с Монтонерос, Коммунистической организацией Рабочая Власть (ОСРО), марксистско-ленинской Партией Коммунистов (Ла-Плата) и организацией освобождения Аргентины (Волна).

Одержимый реализацией этого плана он был неожиданно атакован в конспиративном особняке вместе со своими товарищами Лилиано Дельфино, Анной Марией Ланзилоттой, Доминго Мена и  Бенито Уртега. Не имея, полноценного арсенала, перед лицом превосходящего врага руководители партии отказываются от сдачи и вступают в бой с войсковой разведкой. Марио Сантучо и Бенито Уртега погибли от ран (Марио Сантучо был привезен в секретную тюрьму еще живым. Медицинские специалисты  не стали поводить реанимационные мероприятия по причине безнадежности. Он умер не приходя в сознание .прим. пер.) Доминго Мена, Лилиана Дельфино и Анна Мария Ланзильотта были схвачены живыми.

Это случилось 19 июля 1976.
------------------------------------



источник
Tags: prt, Латинская Америка, Марио Роберто Сантучо, коммунистическое сопротивление, социализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments