ckychnovosti (ckychnovosti) wrote,
ckychnovosti
ckychnovosti

Category:

Будни геноцида

Российская глубинка. День сегодняшний.



Это самый настоящий современный антироман. В то время, как с экранов телевизоров и с огромных уличных постеров мелькают белозубые, счастливые лица и загорелые плотно-стройные тела – эдакая матрица успеха и легкости жизни; в то время, как отовсюду мелькают лозунги: бери от жизни всё – эдакая конъюнктура успешности, - Роман Сенчин пишет роман о лузерах, о "неудачниках", о тех, о ком и писать-то не принято, о тех, кто оступившись однажды, медленно стал падать на социальное дно, каждый раз думая, что нащупал его…ан, нет. Дно проваливается под ногами и проваливается и кажется, что конца этому падению не будет.

Так вот Роман Сенчин, в отличие от американщины и многих российских авторов, которые умело спекулируют на чувстве жалости - так и давят, так и давят на слезовыжималку, выжимая и выжимая жалость из читателя, - так вот Сенчин ни на какую жалость не давит, он рассказывает страшную историю падения обычной, среднестатистической семьи. Более того, он рассказывает историю намеренно упрощенным языком, с погрешностями, без привычного мата и чернухи. Обыденная повседневность, от которой волосы встают дыбом, дышишь как в липком и обволакивающем тумане, а жизнь Елтышевых и тебя втягивает, как в болото. Да и герои, не то что жалости не вызывают, а практически на каждой странице фыркаешь: Сами виноваты!

Это вам конечно не бедные и несчастные фермеры-лапочки. А простая обычная русская семья. Попробуйте их полюбить или посочувствовать им. Не выходит? Слишком не глянцевые? Слишком обычные? Невозможно нащупать за что сочувствовать? Конечно, кто ж неудачникам сочувствовать будет.

Современная деревня, как модель социального гетто для лузеров, для тех, кому деваться больше некуда, для тех, кому удача изменила в какой-то момент, для тех, кого жизнь придавила так мощно, что сдвинуть эту глыбу практически невозможно. Чудовищный деревенский быт без воды, без возможности заниматься фермерством, без возможности вести нормальный образ жизни, потому что нет работы, нет досуга, нет денег. Нет ничего! И это не 19 век, это современная Россия, это современная российская деревня, где пьют, дерутся, воруют и убивают друг друга. Такая жизнь.

Цитата

-… А на что им жить? Тем более с пятью детьми. Я вот местный, родни полдеревни, все чем не чем, а помогут. А им, приезжим… На детские деньги живут, картофан едят сплошной. Вот и приходится… И большинство здесь таких. Мне вот, думаешь, приятно так?.. Не совсем же я скотина еще. А – стыдно. Утром просыпаюсь, и чего? Чего делать-то? Тридцать девять лет, все вроде умею, могу, а толку… Ну умею в смысле что тут в деревне требуется. Все работы перепробовал. И отовсюду, знаешь, Михалыч, за что увольняли? Не за прогулы и это самое, – щелкнул себя по горлу, – а что место закрывалось.
– Ну, так удобно рассуждать. Я много такого наслушался, когда в трезвяке работал. Возможно же как-нибудь и в таких условиях человеком оставаться.

– А как? – закипятился Юрка. – Подскажи, если знаешь. Соболей у нас нету, чтоб промышлять, грибы, бруснику сдаем. И картошку скупщикам. Но это копейки все. А так… Ну, вот как мне детей содержать? Один тут у нас, Мурущук такой, решил, когда можно стало, всерьез решил гусей разводить. Штук двести пятисуточных купил, комбикорма сколько-то там мешков. Вырастил, на пруд стал выгонять. Весь пруд белый был… Ну, первый год хорошо, правда, с десяток то ли украли, то ли еще… Не знаю. Но, в общем, забил, сдал. Молодняк подрос. Ну, думаем, вот и фермер у нас появился… А на следующий год взяли и все его гуси передохли. Жег их потом в огороде. Жег-жег и сарай подпалил. Под мухой был, наверно. С сарая – на гараж, там машина… В общем, сгорело все. Года два в бане жил – баня у него в стороне стояла, у пруда, она только и уцелела, – пил по-серьезному, жена убежала. Потом парализовало его, случайно обнаружили, а так бы с голоду помер. Увезли куда-то, не знаю… Такой вот фермер был у нас… Да и, – Юрка снова налил в стопочки, – да и где денег взять на начало? На гусят этих или еще на что? Тут сотня появится – и то счастье.

----------------------

Падение по социальной лестнице, которое началось для Елтышевых в тот момент, когда Николая Михайловича уволили с работы и отобрали ведомственную квартиру, когда младшего сына посадили в тюрьму за драку, когда семья была вынуждена переехать в жалкий домик к тетке Татьяне в родную деревню Валентины, вроде бы, остановилось, потому как появились планы и домик построить, и баню. Однако с каждым предложением и с каждым абзацем понимаешь: не-а, ничего у них не получится. Ни-че-го!

Елтышевы это, конечно, не положительно-прекрасные герои романа - они спиваются, они духовно деградируют, они, по сути, ничего не делают, чтобы спастись. Я-то частенько себя ловила на том, что сердито покрикиваю: да делайте же что-нибудь! У вас два здоровых мужика, можно что-то придумать.
А потом приходит осознание, то, что хотел мне – наивной чебурашке, - рассказать Сенчин. Елтышевы, особенно Николай Михайлович, который по сути – убийца, в прямом и переносном смысле – порождение этой среды, его поступки в той среде лежат не в плоскости аморальности, а в плоскости нормальности. И это самое страшное. Когда среда так засасывает, затягивает человека, что ему выдохнуть невозможно, только ждать покуда смерть не приберет к рукам.

---------------
Цитата.
    Катилась жизнь под откос стремительно и неостановимо. И лишь огрубение души, какой-то, пусть слабенький, но панцирь на ней не давал совсем отчаяться, свалиться и умереть. Да, может, и хорошо бы вот так умереть, как древние греки или былинные русские богатыри, но не получалось. Приходилось мучиться дальше и дальше, и неизвестно зачем.
----------------

Не ждите от романа глубокой философии или какой-то там сверхидеи, он как летописец, просто констатирует факт вымирания деревни, факт духовного вымирания российского народа. Это наша реальность. Сегодня. Сейчас. Страшный роман. Безысходный. Финальная сцена в романе - одна из самых страшных. Помочь ей было некому...

источник
Tags: геноцид, действительность, село
Subscribe

  • Просто правда

    здесь помещен неплохой ролик вк "Сталинград" о сути праздника 9 мая и оккупационного капитал-фашистского маркетинга , вытравляющего эту…

  • Как влзломать систему (комментарии друзей)

    Эрих Фромм (как и вся франкфуртская тусня) еще тот неомарксистский охранитель капитализма , притом очень умный и тонкий - ругая и довольно неплохо…

  • Памяти героев 93 года

    Памяти героев 93 года . Вот октябрь листвой нас накрыл И сквоз них - кровь рябины пылает, Я живой я ничто не забыл Память сердца страницы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments