ckychnovosti (ckychnovosti) wrote,
ckychnovosti
ckychnovosti

Индонезийский переворот 1965 года

Последствия и международный контекст переворота



Несмотря на свою подлую  приспособленческую сущность,  нужно признать, что  Сукарно все же не был  марионеткой Запада. Он  даже вызвал ярость стран капиталистического центра , потому что  так или иначе защищал хозяйство  Индонезии от  щупалец империализма  .  В бытность «отцом нации»  он перераспределил внутри Индонезии  добытые независимостью  богатства,  изгнал МВФ и Всемирный банк,  подозревая, что за этими организациями скрываются интересы западных транснациональных корпораций.

Сукарно был сторонником национальной независимости,  несмотря на  его нелюбовь к коммунистам, но  так или иначе он шел в русле  антиимпериалистического настроя  КПИ,  делающей успехи  в привлечении на свою сторону  симпатий сограждан.  Естественно, что в этих условиях  политические центры капитализма в   США и Великобритании решили отстранить  Сукарно, и рассекреченные документы сегодня  показывают, что ЦРУ получило установку  на высшем уровне «ликвидировать президента Сукарно в зависимости от ситуации и имеющихся возможностей».

После нескольких неудачных попыток  такая возможность  и была реализована в октябре 1965 года, когда генерал Сухарто при поддержке ЦРУ начал захватывать власть и искоренять коммунистов.  Мы уже приводили факт подготовки  агентурой ЦРУ списка ведущих активистов страны, и этот документ оказался в руках Сухарто; одновременно Пентагон снабжал генерала вооружением и полевыми радиостанциями, чтобы индонезийские военные могли поддерживать связь , даже с самыми отдаленными частями архипелага,  оперативно реагирую на партизанские действия КПИ. Сухарто послал солдат на охоту за 5000 членами актива.  По его «расстрельным спискам», как их называло ЦРУ, американское посольство регулярно получало отчеты об этих мероприятиях. С помощью этих отчетов ЦРУ вычеркивало имена из списков, пока с удовлетворением не отметило, что красные в Индонезии ликвидированы.

Одним из участников этой операции был Роберт Дж. Мартене, сотрудник американского посольства в Джакарте. «Это было большой помощью для их армии, — рассказывал он журналистке Кэти Кэдейн 25 лет спустя. — Вероятно, они убили много людей, вероятно, кровь есть и на моих руках, но все это не так уж плохо. Иногда в решающие моменты надо сражаться изо всех сил».

Вопрос о  западных советниках вызывает и тот факт, что убийства  были поручены религиозно настроенным студентам. Их наскоро подготовили военные, а затем разослали по стране с инструкцией от главы военного морского флота «вымести» коммунистов из каждой деревни. «С радостью, — писал один корреспондент, — они созвали своих последователей, вручили им ножи и пистолеты, раздали дубинки и дали им поручение, о котором те давно мечтали» . Кто провел мониторинг данных настроений и возможностей ? Вряд ли военные  сами запланировали подобный ход, когда  всего за месяц, по меньшей мере, полмиллиона, а возможно, даже миллион человек были убиты . Такие масштабные операции нельзя провести без предварительной оценки и планирования.

Уничтожение  миллиона индонезийцев в течение буквально одного года можно смело назвать мировым рекордом "уничтожения собственного народа". И если Пол Пот (поддержанный  капиталом Запада, разумеется, о чем те же СМИ предпочитают не вспоминать) виновен, как считают в гибели 15% камбоджийцев, то Сухарто уничтожил ТРЕТЬ население Восточного Тимора. И каковы же теперь его некрологи в западных СМИ?

В западных источниках достаточно цитат,  как из этих некрологов, так и из более ранних статей. Вот наиболее примечательные. "Уолл-Стрит Джоурнал" пишет, что он (Сухарто) превратил Индонезию "из экономического полутрупа и сеятеля недовльства в регионе" в одного из азиатских "тигров". "При всех его недостатках, Сухарто заслуживает памяти как один из величайших азиатских руководителей". То есть, миллион с лишним убитых - это "недостатки".

  Тот самый журнал "Тайм" писавший, что  в результате  массовых убийств речной транспорт испытывал серьезные затруднения при движении по рекам от множества тел ,  разумеется не сообщил тогда, что списки коммунистов для убийства "один из величайших азиатских руковдителей" получил непосредственно от  американского руководства. Впрочем, у Сухарто были и другие  «добрые демократические» пособники. Вот что пишет Питер Саймондс на wsws в статье “Автралийская лейбористская партия и индонезийский диктатор Сухарто".

"Бывший премьер-министр-лейборист демонстративно поспешил в Индонезию почтить память того, кто несет ответственность за смерть как минимум полумиллиона рабочих и крестьян во время переворота 1965-66 года. В статье в газете "Остралиен" Китинг, кого из всех лейбористов связывали с Сухарто самые близкие узы, описал его как близкого друга и основного стратегического союзника, отмахнувшись от преступлений как "не имеющих значения".

Бывший посол США в Австралии Эд Кларк хвалил Австралию за помощь США в деле "отнятия ста миллионов человек у коммунистов, делая все, что в их силах для свержения правительства Сукарно".

Став лидером оппозиции в 1967 году лейборист Г. Уитлэм немедленно одобрил бойню. «Если бы Индонезийская коммунистическая партия сумела захватить власть за полтора года до этого», - сказал он "у наших границ была бы страна под властью коммунистов с населением в 100 миллионов человек. Можете себе представить какие дополнительные и разорительные расходы нам пришлось бы нести на оборону".

Интересное интервью  дал   Алан Кларка, который при Тэтчер был министром, ответственным за снабжение Сухарто оружием. Его спросили: "Не беспокоило ли вас лично, что вы были причиной стольких человеческих страданий?"
- Нет, нисколечко. Это мне и в голову не приходило"
 - Ведь судя по прессе,  вы - вегетарианец и озабочены способами, которыми убивают животных.
-Ну и ?
-А на людей ваша озабоченность не распространяется?
-Как ни странно – нет.


Министр Алан Кларк, известен своим участием в движении по защите животных

Сухарто показал, что если применить упреждающие массовые репрессии, страну охватит шок, так что сопротивление можно нейтрализовать в зародыше. Террор в Индонезии был таким беспощадным и в такой степени превосходил любые ожидания, что люди, которые еще неделю назад пытались вместе отстаивать независимость своей страны, теперь были настолько напуганы, что легко передали всю власть Сухарто и его приверженцам. Ральф Макгихи, руководивший оперативной деятельностью ЦРУ в годы переворота, говорил, что Индонезия — это «образцовая операция... Можно проследить, как все главные кровавые события направлялись из Вашингтона, чтобы привести Сухарто к власти. Их успех означает, что подобное можно повторять снова и снова».

Другой важнейший урок Индонезии освещает вопрос  сотрудничества  между Сухарто и,  так называемой,  «берклийской мафией», начавшемуся еще до переворота. Поскольку экономисты были готовы занять ключевые «технократические» посты в новом правительстве и уже обратили Сухарто в свою веру, переворот не только устранил угрозу национальной независимости, но и превратил Индонезию в одну из немногих максимально гостеприимных для иностранных монополий стран мира.

Когда начал складываться удобный момент для свержения Альенде в Чили, на стенах Сантьяго появились грозные предупреждения, нарисованные красной краской: «Джакарта приближается».

Для заговорщиков, замышлявших свержение Альенде в те самые годы, когда Сухарто осуществлял свою программу, опыт Бразилии и Индонезии представлял значительную ценность.  Правда в Бразилии сила шока поначалу  не использовалась, и прошли годы, прежде чем власти  сумели нарастить свою  жестокость. Эта ошибка легко могла привести правительство к революционному краху, поскольку давала возможность противникам заново мобилизовать силы и даже организовать вооруженные отряды партизан. И хотя в итоге хунте удалось очистить улицы от герильерос  Карлоса Маригеллы , подъем сопротивления  притормозил начало  осуществления  экономической (и культурно-идеологической)  программы военных.

Итак , опыт Индонезии привлекает  пристальное внимание людей и организаций в Вашингтоне и Сантьяго, вынашивавших планы свержения Сальвадора Альенде. Их интересовала не только жестокость Сухарто, но и важнейшая роль, которую сыграла в перевороте группа индонезийских экономистов, обучавшихся в Калифорнийском университете в Беркли, которых называли «берклийской мафией». Сухарто успешно расправился с красными, но именно «берклийская мафия» готовила планы экономического будущего страны.

Параллель с «чикагскими мальчиками» напрашивалась сама собой. «Берклийская мафия» обучалась в США в рамках программы, запущенной в 1956 году и финансируемой фондом Форда. Вернувшись домой, они также создали экономическое отделение по западному образцу в Индонезийском университете. Для его создания фонд Форда посылал в Джакарту американских профессоров — точно так же чикагские преподаватели принимали участие в создании экономиеского отделения в Сантьяго. «В фонде Форда полагали, что деньги тратятся на подготовку людей, которые поведут за собой страну после ухода Сукарно», — откровенно объяснял Джон Ховард, возглавлявший в то время международную программу обучения и исследований в фонде.

Студенты, обученные на деньги фонда Форда, стали лидерами университетской группы, участвовавшей в устранении влияния  Сукарно; кроме того, «берклийская мафия» тесно сотрудничала с военными при подготовке переворота, разрабатывая «план на непредвиденный случай», если правительство внезапно рухнет. Эти юные экономисты пользовались огромным влиянием на генерала Сухарто, который совершенно не разбирался в финансах. Как писал журнал Fortune, люди из «берклийской мафии» записывали на магнитофон уроки экономики для Сухарто, чтобы тот мог прослушивать их дома. Как с гордостью вспоминал один из членов группы, при личной встрече с «президентом Сухарто выяснилось, что тот не только прослушивал лекции, но и вел заметки».

Другой выпускник Беркли описывает свои взаимоотношения с властью такими словами: мы «представили военному руководству — важнейшему элементу нового строя — "поваренную книгу" с "рецептами" для решения тяжелых экономических проблем Индонезии. Генерал Сухарто, верховный главнокомандующий армии, не просто принял нашу "поваренную книгу", но также выразил пожелание, чтобы авторы "рецептов" стали его экономическими советниками». И действительно, Сухарто укомплектовал свой кабинет членами «берклийской мафии», вручив им все ключевые финансовые посты, в том числе посты министра торговли и посла в Вашингтоне.

Эта команда экономистов, прошедшая подготовку в относительно более свободном от идеологии заведении, не относилась к государству столь же радикально, как «чикагские мальчики». Выпускники Беркли верили, что правительство должно участвовать в управлении экономикой Индонезии и гарантировать доступность товаров первой необходимости, таких как рис.

Но одновременно «берклийская мафия» весьма положительно относилась к иностранным инвесторам, желающим использовать неисчислимые запасы местных полезных ископаемых и нефти, названные Ричардом Никсоном «величайшей ценностью Юго-Восточной Азии». Были изданы законы, позволяющие иностранным компаниям владеть всеми этими ресурсами, вводились временные освобождения от уплаты налогов, так что через два года природные богатства Индонезии: медь, никель, древесина твердых сортов, каучук, нефть — перешли в руки самых больших в мире горнодобывающих и энергетических компаний.


Сухарто и Адам Малик, 1966. Адам Малик - первоначально член социалистической Партии Индонезии. Во время работы  послом в СССР в 1963 году, разочаровывается в социализме. После   взятия власти Сухатро -  министр иностранных дел и вице-президент Индонезии.

Резко сократилось местное  производство, усилилась инфляция, внешняя задолженность (сумма внешнего долга) к 1970 достигла 3,7 млрд. долл. Возросла экономическая зависимость Индонезии от иностранного капитала. После переворота для урегулирования проблемы долга США, Япония, Нидерланды, Великобритания и другие  империалистические страны-кредиторы создали международный консорциум. За отсрочку платежей и новую финансовую «помощь» империалистических держав  новое  правительство Индонезии пошло на большие уступки.

В 1967 принят закон об иностранных инвестициях, открывший широкие возможности для деятельности в стране  иностранного капитала (одобрен проект иностранных капиталовложений с начала 1967 по февраль 1971 на сумму свыше 1,4 млрд. долл., в том числе 1/3 капиталовложений США). Взятые ранее под государственный контроль иностранные предприятия были возвращены их прежним владельцам (например, шинный завод американской компании «Гудьир», табачные фабрики «Бритиш-американ тобакко компани», «Юнилевер» и др., почти все английские плантации. В Джакарте открыли филиалы банки США, Японии, Нидерландов, ФРГ, Франции и др.

Специальную поддержку  новое правительство начало оказывать  предпринимательской деятельности индонезийской буржуазии. Значительный приток иностранных инвестиций и разные виды иностранной «помощи» ещё более усилили неравномерность развития и технологические контрасты  в хозяйстве страны. Стоимость рабочей силы начинает диктоваться   Мировым  Рынком . Уже в 1970  по официальным данным полностью безработных насчитывалось 3 млн., частично безработных 14 млн. чел.


Первые рок-музыканты Индонезии при режиме Сухарто, 70-е годы

Таким образом , сделка  с военной и хозяйственной верхушкой  заключалась в том, что Индонезия при Сухарто отдала то, что как говорилось Ричард Никсон назвал "богатейшим кладом полезных ископаемых, величайшим призом в Юго-Восточной Азии". В ноябре 1967 года  этот величайший бонус  был вручен на трехдневной конференции, организованной корпорацией "Тайм-Лайф" в Женеве. Начиная с Дэвида Рокфеллера, явились все крупнейшие капиталисты: важнейшие нефтяные компании и банки, "Дженерал Моторс", "Империал Кемикал Индастриз", "Бритиш Американ Тобакко", "Сименс" и "ЮэС Стил" и многие другие.


Современная Индонезия. Жители о. Ява зарабатывают себе на пропитание   вылавливанием  мусора и  на реке Цитарум

Напротив них сидели экономисты Сухарто, обученные в США, которые согласились отдать корпорациям свою страну, одну отрасль за другой. "Фрипорт" получила медную гору в Западном Папуа. США-Европейский консорциум получил никель. "Алкоа" - большую часть бокситов. Американские, французские и японские компании получили тропические леса Суматры. Когда грабеж был завершен, президент Линдон Джонсон послал поздравления по случаю "великолепных увиденных возможностей и обещаний".


Госсекретарь США Хиллари Клинтон общается с детьми местной элиты в Джакарте (Индонезия)


30 лет спустя, когда был закончен также геноцид на Восточном Тиморе, ВБ назвал Сухарто "образцовым учеником".

Вскоре после избрания Альенде рыночные экономисты  в Чили начали в точности воспроизводить индонезийский сценарий. Католический университет, приют «чикагских мальчиков», стал основой формирования того, что в ЦРУ называли «атмосферой переворота». Многие студенты вступили в фашистскую организацию Patria у Libertad и маршировали по улицам, открыто подражая гитлеровской молодежи – тут  прослеживается явная параллель с привлечением  к геноциду КПИ исламистской молодежи Индонезии.


Экономические советники Пиночета

Переворот в Чили сопровождался тремя формами шока, рецептура которых потом повторялась в соседних странах и даже в Ираке три десятилетия спустя. За непосредственным шоком от переворота последовали два других. Первой была капиталистическая «шоковая терапия» Милтона Фридмана, техника, которую на тот момент уже изучили сотни латиноамериканских экономистов, прошедших подготовку в Чикагском университете или его филиалах.

Другой формой шока было применение электрошока, лекарств и сенсорной депривации Эвена Кэмерона, ставших основой методики пыток в руководстве Kubark и с помощью многочисленных учебных программ ЦРУ распространенных среди полицейских и военных Южной Америки.

Эти три формы шока обрушились на тела латиноамериканцев и политический организм региона как неукротимый ураган взаимозависимых процессов разрушения и восстановления, опустошения и созидания. Шок переворота подготовил почву для экономической шоковой терапии; шок пыток грозил любому человеку, который мог бы препятствовать экономической коррекции. И в этой лаборатории возникла новая Чили - первое государство, созданное чикагской школой.

Это была одна из первых побед  в глобальной контрреволюции , в которой  Индонезия  явилась  опытной площадкой по встраиванию стран в НМП.

 Уже в более усовершенствованном виде данные технологии  по  расчистке  поля для ТНК  применялись  и при вовлечении в глобальный рынок советских социалистических республик,   в которых шок прямого военного террора и пыток использовался лишь в строго дозированных рамках.


Новая власть в одной из  бывших советских республик после уничтожения социализма

В данном случае упор делался на повальное применение методик по модификации сознания через СМИ, но это уже другая история.

Индонезийский геноцид  1965 года,  как репетиция  чилийской стабилизации 1973 г. 
Tags: ZОG, Капитализм, НМП, Сухарто, история и современность
Subscribe

  • Просто правда

    здесь помещен неплохой ролик вк "Сталинград" о сути праздника 9 мая и оккупационного капитал-фашистского маркетинга , вытравляющего эту…

  • Как влзломать систему (комментарии друзей)

    Эрих Фромм (как и вся франкфуртская тусня) еще тот неомарксистский охранитель капитализма , притом очень умный и тонкий - ругая и довольно неплохо…

  • Памяти героев 93 года

    Памяти героев 93 года . Вот октябрь листвой нас накрыл И сквоз них - кровь рябины пылает, Я живой я ничто не забыл Память сердца страницы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment