ckychnovosti (ckychnovosti) wrote,
ckychnovosti
ckychnovosti

Category:

продолжение

Из книги Расторгуева "Информационная война"

........
Таким образом, признаки информационного поражения системы следует искать и можно найти в сфере управления. Именно оттуда начинает пожирать все живое преобразованный в вурдалака оператором while (  ) один из бывших элементов системы.

В самом вульгарном варианте, когда паразит уже ничего не опасается, он начинает издавать команды элементам на самоуничтожение, и те покорно не только приносят намыленную веревку, но и сами вешаются.

Если же пораженную систему по замыслу агрессора еще следует подоить, то прорвавшийся к власти информационный агент активизирует более сложные управляющие алгоритмы. Он стоит у истоков механизма управления - это значит, что за ним последнее слово в том вопросе, какие процессы следует запустить, а какие завершить.

Прежде чем сделать следующий шаг, еще раз отметим в качестве одного из важнейших утверждений: признаки информационного поражения надо начинать искать исходя из того, что информационное оружие в первую очередь действует на систему управления, не столько уничтожая, сколько подчиняя себе систему управления пораженного объекта. Именно так воздействуют наиболее опасные биологические, социальные, психические и компьютерные вирусы.

При этом управление пораженной системой осуществляется с помощью скрытого и явного информационного воздействия на систему как извне, так и изнутри.

Цель этого воздействия - целенаправленное изменение поведения системы.

Это значит, что главным признаком информационного поражения и будут являться изменения в поведении пораженной системы.

Пораженная информационным оружием система в своем поведении руководствуется уже не столько собственными интересами, сколько чужими командами. И чем больше ориентация в поведении на чужие команды, тем глубже информационное поражение. При этом команды могут быть скрытыми или явными.

Примером же полного информационного подавления является бывший человек, именуемый зомби; его система управления по определению полностью ориентирована на выполнение чужой воли.

Туже картину можно наблюдать и на уровне информационного противоборства государств, когда, реализуя собственные геополитические интересы, информационные агрессоры широко используют прием создания политических зомби, находящихся на самом верху системы управления. СССР, в последние годы своего существования, и последующая Россия являют собой в этом смысле очень наглядный пример.

Любой процесс управления, кроме чисто функциональных характеристик типа: полнота обратной связи, задержка в принятии решения, время реакции и др., характеризуется целью. Так как управление системой протекает в острой информационной борьбе, то цели управления часто бывают скрыты от самой системы в выделившимся из нее механизме управления.

Понятно, ни один механизм управления никогда не будет вещать на управляемую им систему о том, что цели управления расходятся с благом системы. Поэтому для выявления признаков информационного поражения оценивать слова или эмоциональные проявления представителей структуру управления, слушать заявления, сделанные для всех, и тем более ориентироваться на них означает заниматься самообманом.

Давать оценку степени информационного поражения имеет смысл исключительно по делам, по тем делам, от которых кому-то становится хорошо, а кому-то плохо. И вот именно этот вектор предпочтения и является той стрелкой компаса, который позволяет понять в чьих интересах работает система управления.

Поэтому предлагается степень поражения информационным оружием оценивать через информационную емкость той части структуры пораженной системы, которая либо погибла, либо работает на цели. чуждые для собствснной системы.

Что означает данное определение на практике?

Для вычислительной однопроцессорной системы степень ущерба можно оценить через процент потерянного полезного времени (иногда - через число репликаций компьютерного вируса), т.е. через долю процессорного времени, в течение которого инфекция управляет всей системой для достижения запрограммированных в ней целей плюс объем погубленных программ и данных, имеющих отношение к дальнейшему существованию данной системы, к поддержанию ее потребительских свойств.

Для государства, по аналогии, - это доля паразитирующих государственных структур или структур, работающих в данном государстве в интересах других государств.

Для народа - через процент, на который ежегодно происходит уменьшение его численности плюс погибшие культурные ценности и научно-производственные центры.

В качестве примера можно привести т.н. перестройку в СССР, а затем в России, результаты которой четко показывают каким целям служит перестроечный механизм управления, реализуемый государством:

1) в течение нескольких лет ежегодное сокращение населения на полтора миллиона;

2) выезд за пределы страны на постоянную работу более 100 тыс. ученых;

3) саморазрушение библиотек, музеев и других культурных ценностей в силу отсутствия финансирования;

4) снижение уровня образования населения и медицинского обслуживания;

5) резкое ослабление неугодных силовых структур с постепенной их полной перестройкой "под себя".

Всему происходящему находится объяснение в виде нехватки финансовых средств. Тех самых финансов, которые в современном западном обществе гипертрофированны до уровня общечеловеческого божества так, что даже воспетый И.В.Гете черт удивленно восклицал:

    "Ухватись за мой камзол.
Видишь, а недрах гор взошел
Царь Маммон на свои престал.
Световой эффект усилен
Заревом его плавилен".   


Почему же люди верят этому объяснению?

Потому что целенаправленная "промывка" мозгов делает многие факты для людей невидимыми. Тактика пропагандистской работы это отдельная наука обеспечивающая процесс самоуничтожения нации необходимыми правовыми актами. В случае информационной войны желательно, чтобы все действия происходили в правовом пространстве наиболее сильного.

Поэтому работа зараженных механизмов управления должна начинаться с изменения правовых актов.

Правовые акты, принимаемые законы - неужели они столь опасны?

Для послушного стада баранов, которое гонят на бойню это смертельно для волка, которому нельзя заступать за флажки - это погибель.

"Что значит признавать законы, как не склоняться и чертить свои тени на земле?" - писал К.Джебран [25], предполагая, что любой нормальный человек все-таки должен понимать разницу между реальным предметом и его тенью.

Но у бессмысленных нормативов и у бесполезных указов всегда есть и будут свои служители - творческие импотенты, скрывающие собственную банальность в тени приготовленной для всего живого нормативной гильотины. Нахождение подобных деятелей в сфере управление будет приводить к неуклонному умерщвлению жизни, оставляя их самих всегда защищенными от наказания по закону.

Перечисленные признаки информационного поражения невозможно спрятать ни за какими словесами. Они, как говорится, на поверхности. И здесь возникает интересный вопрос: Почему же общество не замечает этого?

Общество, убаюканное сладкими сказками, боится думать о сказанном, ибо людям годами внушали, что можно пойти на что угодно лишь бы не было войны. Однако та его часть, которая зачастую именуется его совестью, иногда пытается противостоять агрессору, как это было в России 1993 года, когда люди пытались защитить конституцию и народом избранный парламент. Но подобные неподготовленные попытки выступления против жестокой и вооруженной силы, в руках которой все государственные механизмы управления, изначально обречены на поражение.

Государство - это управляющая и регулирующая структура. Уничтожить эту структуру и возродить заново несложно, тем более, что не в ней суть. Суть в самой исходной системе, безопасность которой обеспечивает государство, в народе, в его культуре, искусстве, науке, территории, богатстве этого народа. Поэтому-то, информационную войну по большому счету нет смысла вести против государства, ее ведут за государство, за контроль над государством. которое становится инструментом в руках победителя для управления побежденным народом.

В заключение подведем итог, еще раз перечислив признаки поражения информационным оружием:

1) включение части структуры пораженной системы в структуру системы победителя (эмиграция из побежденной страны и в первую очередь вывоз наиболее ценного человеческого материала);

2) полное разрушение той части структуры, которая отвечает за безопасность системы (разрушение армии побежденной страны, специальных служб);

3) полное разрушение той части структуры, которая ответственна за восстановление элементов и структур подсистемы безопасности (разрушение производства, в первую очередь наукоемкого, а также научных центров и всей системы образования; прекращение и запрещение разработок и производств наиболее перспективных видов вооружения);

4) разрушение и уничтожение той части структуры, которая не может быть использована победителем в собственных целях.

-----------
исходя из вышеизложенного можно дать вывод Расторгуева, относительно стратегии защиты
--------------

Информационный агрессор добивается победы, исключительно подчинив себе структуры управления противника, которые являются информационной мишенью.

Отсюда следуют и основные направления организации защиты:

1) уменьшение размера мишени;

2) защита мишени (постановка преграды);

3) регулярное уничтожение «информационных сорняков»;

4) установка собственного жесткого контроля за собственной системой управления.

При появлении в системе признаков информационного поражения немедленно (любой ценой) уничтожить собственный механизм управления и сформировать новый.

======================
 Так что незачем слушать всяких пропагандонов власти, и если влом читать Расторгуева и Теоретический Минимум,  достаточно для понятия сути прочитать тут   http://9e-maya.ru/forum/index.php?topic=49.msg238#msg238  - "Информационная война и ее последствия для России"
Tags: информационно-психологическая война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments