ckychnovosti (ckychnovosti) wrote,
ckychnovosti
ckychnovosti

Categories:

Ярослав Галан: В борьбе никогда не сдавайся!




Ярослав Александрович Галан (псевдоним – Товарищ Яга) родился 14(27) июля 1902 году в Дынуве в семье служащего. В 1923-28 учился в Венском и Краковском университетах. Вступив на путь революционной борьбы в 1923 году в Вене, в 22-летнем возрасте он становится членом подпольной Коммунистической партии Западной Украины, а через два года – членом компартии Польши. Принимает участие в работе студенческих организаций, революционного антиуниатского подполья, исполняет ответственные партийные задания, участвует в создании организации пролетарских писателей Западной Украины «Горно» и в руководстве журнала «Вікна», сыгравшем большую роль в консолидации революционных литературных сил.

 За свою идейную  позицию писатель неоднократно подвергался преследованиям, тюремному заключению (в 1934 и 1937). Ярослав Галан был одним из организаторов Антифашистского конгресса деятелей культуры во Львове в 1936 году. Кроме того, он принял участие в крупнейшей политической манифестации 16 апреля 1936 года во Львове, расстрелянной польской полицией (всего было убито тридцать львовских рабочих и ранено двести участников демонстрации). Памяти погибших товарищей Галан посвятил рассказ "Золотая арка". 
           


После присоединения Западной Украины и Западной Белоруссии к СССР в сентябре 1939 года Ярослав Галан работал в редакции газеты "Вільна Украіна", руководил литературной частью Львовского ГДТ писал очерки и рассказы об изменениях на воссоединённых западных областях УССР. В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годах работал в редакциях фронтовых газет, был радиокомментатором и спецкором газеты "Советская Украина", а затем "Радянська Україна". В 1943 году издал сборник военных произведений "Фронт в эфире". В военные и послевоенные годы осуждал украинских националистов (бандеровцев, мельниковцев, бульбовцев) как пособников нацистских оккупантов. В 1946 году в качестве корреспондента "Советской Украины" представлял советскую прессу на Нюрнбергском процессе по делу немецких военных преступников.
=============
Галан, как активный участник общественно-политической жизни Западной Украины, досконально знал всю ее подноготную, подводные течения, нюансы биографий ее главных действующих лиц, механизмы, приводившие в движение послушных Западному капиталу националистических деятелей.

Выводя перед читателем целую галерею украинских националистов, писатель-патриот не только поставил им социальный диагноз, но еще в 1940 году предугадал дальнейший путь их предательства, авантюр и торговли интересами украинского народа. Поименованные в одном из памфлетов Галана Василь Мудрый, Дмитро Левицкий, Степан Баран, Остап Луцкий, Степан Скрипник накануне гитлеровского вторжения активно сотрудничали с абвером и охотно подписались под «воззванием объединения», составленным вожаком националистических бандитов Степаном Бандерой.

Очень скоро жизнь показала, как отчетливо видел Галан противника: ворвавшись в годы оккупации на украинскую землю, они были верными прислужниками оккупантов и не гнушались выполнять их самые кровавые поручения.
«Люди без родины» – так назвал всех этих предателей Галан в памфлете, написанном под одноименным названием уже несколько позже, в декабре 1942 года, в Москве.

Еще задолго до присоединения Галиции к Украине, Галан выбирает объектом своих атак одного из самых влиятельных и агрессивно настроенных по отношению к нашему народу деятелей – митрополита Шептицкого. Непримиримым врагом Шептицкого Ярослав Галан стал, опубликовав в 1931 году статью в журнале «Викна», где он, в частности указывал, что «этот бородатый мутитель святой водички умножает свои «заслуги» основанием новой, уже наичернейшей из черных партий «Украинского католического союза».

«После кровавой бойни, устроенной карателями во Львове, Шептицкий принимает всех вожаков «Нахтигаля» по-отечески целует своего любимого воспитанника молодого доктора богословия, референта консистории и заместителя профессора духовной академии Ивана Гриньоха. Его эксцеленции никак не мешает при этом болтающийся на поясе богослова тяжелый немецкий «вальтер».

Решено, что для лучшей координации действий армии и церкви в палатах митрополита остается жить Ганс Кох, гости и хозяин поднимают еще по одной рюмке зеленого шартреза, и привратник Арсений выкатывает тяжелое кресло, в котором восседает «князь церкви», на балкон капитула. С этого невысокого балкона под выкрики «соловьев»: «Хай живе владыка!», «Хай живе украинский Моисей!» – митрополит Шептицкий благословляет легионеров и Собравшихся, приветствуя в древнем граде Льва «доблестную гитлеровскую армию».

Во время войны Галан работает радиокомментатором в Казани, Уфе и Саратове. В 1944 г. приезжает в освобожденный Львов, где сразу же принимается за работу по разоблачению преступлений националистов-коллаборационистов. Галан показывает, что после разгрома гитлеровской Германии вожаки бандеровских шаек укрылись в западных зонах оккупации Германии. Связь бандеровцев с политическими кругами Америки и Англии прочно сложилась еще в дни войны.

Галан, празднуя Победу, призывает не расслабляться и продолжать борьбу с теми, кто пытался превратить Галичину в выжженную землю.

«Не забывайте, что гитлеровцы подготовили себе здесь людей, которых трудно не назвать предателями, – ведь они на несчастьях и крови своих сограждан строили собственное, личное благополучие. Это те, кто помогал фашистам срывать со своих братьев одежду, чтобы потом вынести ее на базар. Это те, что, избавившись от последних остатков человеческой и национальной чести, снюхались с гитлеровскими оккупантами и на совместной с ними спекуляции награбленным народным и частным имуществом сколотили немалые капиталы.
Судьба отечества, украинского народа была им безразлична, их душу не тревожили ни видения Майданека, ни живьем сожженные дети Полтавщины. На горе и крови народа выросла целая общественная прослойка, – говорил писатель, – я бы сказал, прослойка, лишенная каких бы то ни было норм, ненасытное сборище бесцеремонных торгашей, готовых продать родную мать, если только кто-либо хорошо за это заплатит...».


Галан присутствует на Нюрнбергском процессе, во время которого пишет серию памфлетов о его участниках, в частности Геринге и Риббентропе. Но он проявил себя не только как ироничный литератор и идейный боец, но и как прозорливый политик. Истоки Фултонской речи, многих вогнавшей в недоумение, для Галана были понятны с самого начала: «Черчилль отнюдь не экстравагантный старик, падкий на рекламу. После смерти Рузвельта – это виднейший лидер западного мира. Он все точно и заранее рассчитал – и университетскую трибуну в Америке, и время, когда напуганный своими неудачами в Восточной Европе Запад ищет себе лидера и сигналов к действию.
Это выступление получило широкий резонанс. Протрубила труба магистра ордена империалистических крестоносцев. И все отряды черных рыцарей, явные и тайные, пришли в движение».


Галан как никто другой умел в драматическом и скоропреходящем хаосе происходящего почувствовать, увидеть определяющие, движущие силы общественного процесса, психологически и социально проанализировать те кажущиеся пока разрозненными явления, которые только видятся разобщенными, случайными, единичными.

Галан, блистательный публицист, выступал противником сглаживания и затушевывания социальных конфликтов. Он ненавидел надуманные, далекие от реальной жизни произведения с так называемыми «счастливыми» концовками, бутафорскими героями и стремлениями. О таких «пьесах» он писал в «Дневнике»: «это не только паршивая конфетка, но и отравленная, потому что вызывает у зрителя глубокое отвращение к идее, которой она должна была служить». В представлении Галана идейность неразрывно связана с правдивостью, с реализмом в отображении явлений действительности.

Ярослав Галан много писал об украинских националистах, в своем очерке "Чему нет названия" он описывал преступления ОУН:

"Четырнадцатилетняя девочка не может спокойно смотреть на мясо. Когда в ее присутствии собираются жарить котлеты, она бледнеет и дрожит, как осиновый лист. Несколько месяцев назад в Воробьиную ночь к крестьянской хате недалеко от города Сарны пришли вооруженные люди и закололи ножами хозяев. Девочка расширенными от ужаса глазами смотрела на агонию своих родителей. Один из бандитов приложил острие ножа к горлу ребенка, но в последнюю минуту в его мозгу родилась новая идея: "Живи во славу Степана Бандеры! А чтобы чего доброго, не умерла с голоду, мы оставим тебе продукты. А ну, хлопцы, нарубайте ей свинины!.." "Хлопцам" это предложение понравилось. Через несколько минут перед оцепеневшей от ужаса девочкой выросла гора мяса из истекающих кровью отца и матери".

 Его острые памфлеты били без промаха. Даже по названиям можно ощутить их направленность: "С крестом или ножом", "Что такое Уния", "Сумерки чужих богов", "Отцы тьмы и присные", "На службе у сатаны", "Апостолы предательства" и др. Его пьеса "Под золотым орлом" долгие годы не сходила с театральных подмостков Советской Украины.

Галан показывал, как мельниковцы и бандеровцы боролись друг с другом за право быть первыми на службе у немецкого фашизма. Он разоблачал лидеров ОУН, пытавшихся отрицать участие абвера в создании УПА. На фактическом материале раскрывал преступления батальона "Нахтигаль", роль униатской церкви в создании дивизии СС "Галичина". Эти памфлеты были так остры и злободневны, что оуновцы и Папа Римский объявили его врагом N1.

============

  Как оказалось впоследствии, убийцей Галана был участник бандформирований ОУНа Михаил Стахур.     Студент пединститута, бравший консультации по вопросам литературы у Галана, однажды сказал последнему, что один его знакомый молодой человек (имея в виду Михаила Стахура) сочиняет стихи и желает получить у него консультации по этому вопросу. Галан согласился оказывать этому начинающему "поэту" помощь. После того как студент познакомил Стахура с Галаном, состоялось между ними несколько встреч на квартире писателя.

Ярослав Галан жил в доме один. Кроме него, в его доме проживала пожилая женщина-домработница, с которой Стахур довольно быстро установил доверительные отношения. Вскоре она называла его "Мишей", а иногда даже "Мишенькой". "А, Мишенька пришел!" - восклицала она, когда Стахур приходил в дом писателя.

...Вечером, в доме Галана зазвонил дверной звонок. Домработница, подойдя к двери, спросила: "Кто там?" Звонивший ответил, что это он - Стахур. Узнав по голосу Михаила, она открыла дверь. Стремительно ворвавшийся в прихожую дома Стахур схватил домработницу руками и забил ей кляп в рот, чтобы она не подняла шума, связал ей руки и ноги шнуром от телефона, который он предварительно оборвал, чтобы никто не смог воспользоваться им.

Ярослав Галан ничего не подозревал, т.к. услышал знакомый голос Михаила. Одетый по-домашнему в полосатую пижаму, он спокойно сидел и работал за письменным столом, даже не повернув голову в сторону пришедшего. Поздоровавшись с Галаном, Стахур подошел сзади к сидящему в кресле писателю, вытащил из-под плаща гуцульский топорик и несколько раз ударил острым концом по его голове. Ярослав Галан упал на пол, свалив кресло, в котором сидел. Стена комнаты, у которой сидел Галан, была сильно забрызгана кровью, труп Галана в пижаме также лежал в луже крови .

 Совершив преступление, Стахур, спрятав за пояс под плащ окровавленный топорик, быстро удалился из дома и скрылся в надежном месте, на одной из улиц Львова у своих знакомых, а затем в ночное время выехал из города в лес, где скрывалась его бандитская группа. Стахур так спешил, что допустил серьезную промашку - он оставил в живых домработницу Галана, которая потом в ходе следствия и на судебном процессе по делу Михаила Стахура была одним из основных свидетелей.

 И.В.Сталин очень ценил и уважал писателя Ярослава Галана. И дерзкое убийство последнего он не мог простить украинским националистам - врагам Советской власти. В 1951 году, наконец, из агентурных источников поступили данные, что в одном из лесных массивов, в бункере, в банде из четырех человек, скрывается убийца Галана террорист Михаил Стахур. Также поступили сведения, что эти бандиты периодически в ночное время приходили в близлежащее село в дом пожилых людей - деда и бабки, которые готовили для них горячую пищу. Группа захвата без единого выстрела молниеносно осуществила задачу. Захваченные бандиты были доставлены в ближайший райотдел УМГБ. Среди них оказался 19-летний убийца писателя-публициста Ярослава Галана - Михаил Стахур.

 М.Стахур совершил девять зверских убийств.
 В начале 1952 года в г. Львове состоялся судебный процесс над М. Стахуром, который вел Военный трибунал Прикарпатского военного округа. Председатель Военного трибунала читал приговор долго, перечисляя все преступления, совершенные Стахуром. И в конце объявил, что последний приговаривается за все эти преступления к высшей мере наказания - смертной казни через повешение. Надо сказать, что смертная казнь, а именно через повешение, не применялась у нас в стране с военного времени. Ее тогда применяли к изменникам Родины, участвовавшим в массовых уничтожениях советских людей. И вот в 1952 году, семь лет спустя после войны, этот вид казни был снова применен.

 А имя выдающегося писателя  было присвоено кораблям, школам, музеям, колхозам, предприятиям, улицам и площадям, установлены памятники и мемориальные доски, действовали сотни молодёжных общественно-политических клубов им. Я. А. Галана. Его книги переведены на десятки языков. Пьесы Галана ставились в ведущих театрах СССР. В литературных студиях изучались приёмы письма Человека, поднявшего украинское слово к вершинам публицистики и реалистичной прозы. Сняты два фильма о жизни и творчестве Ярослава Александровича Галана.

Естественно, что после установления на  Украине режима прозападных изменников и марионеток Ярослав Галан выпал из школьной программы – украинская власть больше всего боится правды. Украина – большая ложь. Правда, которую открыто и бескомпромиссно говорил Галан – противоядие, своего рода дезинфектор, убивающий бактерии интегрального национализма. Сегодня Наци смертельно боятся этой его правды. В 1949 году эти выродки убили его. Сегодня их наследники пытаются убить Галана второй раз, не только изымая его труды, но и любое напоминание о нем из школьных программ.
источник


Tags: ОУН, Ярослав Галан, антифашисты, бандеровцы, история сопротивления, коммунисты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments