ckychnovosti (ckychnovosti) wrote,
ckychnovosti
ckychnovosti

Category:

Теории заговоров , как источники и составные части Общей Теории Систем

" Доказывать большевикам, централистам по убеждению и по программе и по тактике всей своей партии, необходимость централизма, значит, поистине ломиться в открытую дверь."
В.И. Ленин
***
"Организовать — значит объединить субъекты и объекты деятельности для целесообразного единства, т.е. для достижения цели....Идея целесообразности заключает в себе идею цели. Организм, организация имеют “цель” и “сообразно” ей устроены».
Богданов А. А.
.
Теория Систем  или Системный анализ  говорят (просто кричат !!! )  нам о том, что  внедряемые  последние два  столетия  в сознание массы   понятия  "народовластие" , "демократия", "рабочие самоуправления"  , "свободные   ассоциации" ,    "рыночное саморегулирование", "функционирование  общества по неким законам, не зависящим от воли людей  ",  "свободный индивидуум" , "основа жизни - конкуренция индивидуумов",  " гад авторитаритарный Сталин " , " сказка о сказке теории заговора" и  проч. и проч  мифы  псевдопротивостоящих  сортов либерализмов  анархизмов  и  марксизмов ,  -  есть  шулерско-идеологические  ОБМАНКИ , призванные  увести людей , КАК
-   от  понимания , что капитализм - это   жестко  тоталитарно  централизованная  иерархическая  СИСТЕМА фашизма (жесточайше  заидеологизированная) ,
ТАК  и
- от  архиважности формирования  "сверхтоталитаристски"  централизованной  КОНТР-СИСТЕМЫ (информационно-смысловой в первую очередь ! )  , только лишь и способной снести  первую.
-------------------------------------
Ниже  статья на тему (статья  старая , но  правильная ).
***
Системный подход в современной науке уже прочно утвердился в качестве общенаучной методологии. Не только обществоведы, но и биологи, и даже физики стремятся сегодня рассматривать объекты своих наук как специфические системы, то есть как некоторые единства, состоящие из элементов, объединенных в некоторые структуры, задаваемые специфическими видами связей, и выполняющие в рамках этой системы определенные функции. Категории целого, системы, структуры, элемента, связи, функции разрабатываются сегодня в рамках общей теории систем (ОТС).
...
Общая теория систем  переживает в настоящее время, на наш взгляд, определенный кризис, выражающийся в отсутствии в этой области новых плодотворных идей, способных вывести ее из некоторого застоя, в котором она оказалась сегодня после сравнительно динамичного и плодотворного развития в 40–70-х годах XX века. Общей причиной такого положения дел в этой области является, на наш взгляд, то, что общую теорию систем развивали, в основном, математики или ученые, ориентированные главным образом на математический, а не философский подход. Что касается, в частности, теории Л. Берталанфи, а также и других аналогичных вариаций общей теории систем (Э. Ласло, М. Месаровича, А. Рап-попорта, У. Эшби, Дж. Форрестера и др.), то все они были подвергнуты дискредитирующей критике и практически отвергнуты научным сообществом, в основном, за их тривиальность (если они были достаточно общи) или за их ограниченность (в противном случае). Правда, при этом за ними были признаны их специфические достоинства в качестве некоторых математических разработок.
.
Признавая этот факт, B. C. Тюхтин и Ю. А. Урманцев – авторы оригинальной отечественной (но тоже более математической, нежели философской) редакции общей теории систем – все же считают, что их построения, а также концепция А. И. Уемова благополучно избегли этой участи и являются действительно адекватными изложениями данной теории. Однако эти убеждения так и не получили достаточного отклика и распространения. Во всяком случае, мало кто из современных ученых, признающих общенаучное методологическое значение системного подхода, использует при этом конкретные разработки названных авторов.
.
Таким образом, мы сегодня имеем проблему, состоящую в том, что, с одной стороны, системный подход и присущие ему представления о системе, структуре, функциях и т. д. являются уже общепризнанными и широко применяемыми во всех областях современной науки и практики, но при этом, с другой стороны, никакой общепризнанной и нетривиальной общей теории систем на сегодня все же не существует. Иначе говоря, идея всеобщей организованности мира (или его всеобщей системности, систематичности и т. д.) сегодня, как и во времена А. А. Богданова, так и остается не более, чем достаточно смутной и интуитивно постигаемой идеей, не способной пока превратиться в сколько-нибудь ясную и отчетливую теорию.
.
Попробуем теперь дать более конкретное объяснение этому положению дел и предложить некоторые возможные пути изменения его в благоприятную сторону. Главной причиной, препятствующей превращению идеи системности в некоторую нетривиальную общую теорию систем, является, на наш взгляд, отсутствие в рамках системного подхода логически четкого определения того, что понимается под системой.
.
Итак, наш вывод о том, что системный подход на данном этапе его развития базируется просто на некоторой смутной идее «всеобщей системности» мира – идее, которая пока еще никем и никак не конкретизирована удовлетворительным образом, – этот наш вывод представляется достаточно обоснованным. Мы считаем, что дело не сдвинется с этой мертвой точки до тех пор, пока кто-нибудь не предложит логически четкое и нетривиальное определение системы – такое, которое выходило бы за рамки простой аналитической оппозиции «часть-целое» и «единое-множественное».
.
Такое определение может быть получено только синтетическим путем, то есть путем усмотрения в самой действительности (а не в понятии «часть-целое») особого рода отношений, существующих между частями того, что мы называем обычно системой. Поскольку нам не известно в литературе ни одной удовлетворительной попытки такого рода, попробуем осуществить ее сами. Систему, на наш взгляд, следует определить как такое множество некоторых объектов (элементов), в котором каждый управляется в конечном счете одним из них (или: каждый подчинен в конечном счете одному из них).
.
Системой, таким образом, является только то образование, в котором имеется единый управляющий центр (и соответственно зависимая от него периферия).
.
В соответствии с нашим определением, системой является только то множество объектов, которое объединено одним, управляющим ими всеми центром. В кирпичной стене такого центра нет. В «совокупности принципов, лежащих в основе какой-либо теории», он может как быть, так и не быть. Например, теории Гегеля или Маркса – это, несомненно, системы (в них все подчинено некоторому единому принципу или одной  охраняющей  капитализм  идее), а «теория» какого-нибудь современного автора может быть не чем иным, как хаотическим и бессвязным нагромождением фраз, не управляемых никакой единой идеей, принципом и т. д. Следовательно, его теория – не система, хотя и пытается быть ею.
.
Далее, армия, подчиненная своему генералу, – система, а армия, вышедшая из подчинения (если только она не нашла себе нового генерала), системой быть перестала. Автомобиль, слушающийся руля и управляемый водителем, – система; не слушающийся и не управляемый – груда металла.
Итак, мы предложили некоторое общее определение системы, на основе которого, на наш взгляд, может быть построена нетривиальная общая теория систем.
.
Однако здесь возникают следующие два непростые вопроса.
Во-первых, в основе нашего определения лежит понятие управления, которое даже и кибернетикой не распространяется на неживую природу. Управление, очевидно, есть в обществе; с некоторой натяжкой его можно обнаружить в живой природе и в технических устройствах; но в неживой природе?.. Если признать, что его там нет, то наше определение системы охватывает собой только те области, которые уже охвачены кибернетикой, и потому построенная на таком определении теория систем просто совпадет с кибернетикой, что бессмысленно. Если же считать, что управление есть и в неживой природе, то это требует как минимум специальных разъяснений насчет того, что именно понимается нами под управлением.
.
Во-вторых, наше определение системы выглядит как хоть и согласующееся с некоторым устоявшимся употреблением слова «система», но все же довольно произвольное. Почему мы взяли в качестве differentia specifica системы именно признак управляемости из единого центра, а не признак, например, той же упорядоченности связей, как это сделано в определении Н. И. Кондакова, или какой-нибудь другой признак, как это сделано в огромном и уже почти необозримом множестве других определений?
Ответим вначале на второй вопрос, как сравнительно более ясный. Прежде всего, как нам кажется, наше определение лучше всех других согласуется с тем, как употребляется слово «система» не только в живом, но и в общенаучном языке. Это мы и старались продемонстрировать с помощью приведенных выше примеров.
Но не это главное. Более важно то, что только такое определение наиболее нетривиальное. Например, признак упорядоченности тривиален хотя бы потому, что математика уже давно и успешно занимается изучением всякого рода порядков и упорядочиваний. Зачем изобретать какую-то новую науку об упорядоченных множествах, если уже есть математика? Не случайно большинство авторов различных версий ОТС (общей теории систем), включая и самого ее «создателя» Л. Берталанфи , – это математики. Именно они сделали идею ОТС тривиальной, привнеся в нее свое понимание и свои методы. Они, по сути, превратили ее в раздел математики.
.
Другой круг ученых, внесших наибольший вклад в развитие ОТС, – это биологи, к каковым во многом можно отнести и самого родоначальника системологии А. А. Богданова . От биологов идет представление о (функциональной) целостности системы как ее обязательном признаке. Это представление часто путают с представлением о математическом целом, что и служит не только причиной многообразной путаницы в ОТС, но и причиной многообразных спекуляций (правда, в большинстве случаев не осознаваемых в качестве таковых).
.
Математически целое – это просто любое множество, рассматриваемое по отношению к его элементам (частям). Чтобы быть целым в математическом смысле, не нужно быть ничем сверх того, чтобы просто быть некоторым множеством, состоящим из элементов. Например, любая куча мусора в математическом смысле есть некоторое целое, поскольку она состоит из частей.
.
Однако биологические (живые) объекты являются целыми еще в некотором другом смысле. Известно, например, что живой организм устроен так, что он не имеет «лишних» частей – в нем все необходимо и вместе с тем достаточно. Все части организма взаимно «служат» друг другу и потому – всему целому. В то время как, например, в кирпичной стене, хотя ее части и упорядочены друг относительно друга, таких отношений не наблюдается. Стена не имеет своей меры в самой себе: она может быть, например, длиной и 6 тысяч километров, и 6 метров, из нее можно убрать множество кирпичей, и она не перестанет быть стеной и т. д. Иначе говоря, в стене нет никаких внутренних оснований для того, чтобы считать ее целым. Когда она превращается в такое целое или перестает быть таковым – это решается извне, в зависимости от целей и потребностей тех, кто ее соорудил. В организме же все решается изнутри – самим организмом: целый организм живет, нецелый болеет и погибает сам собой.
.
Вот это-то нематематическое представление о целостности биологи и хотели бы привнести в общее определение системы, но так, чтобы оно при этом не утратило своей всеобщности и распространялось бы равно как на живые (и социальные), так и неживые объекты. Но это невозможно просто потому, что именно этот признак и отделяет живое от неживого! Не размножение, рост, питание и т. д., которые встречаются, например, и у кристаллов или химических молекул, а именно внутренняя целостность, слитность «частей» организма во внутренне целесообразное единство, которое взаимоопределяет само себя, и есть сущность живого, отличающая его от неживого.
.
Следовательно, этот признак, если мы хотим строить именно общую теорию систем, включать в общее определение системы нельзя.
.
Нельзя, но его пытаются туда включить, видимо, просто не понимая, что они делают. Этот подход характерен, в частности, для, возможно, самой авторитетной отечественной редакции общей теории систем, авторами которой являются И. В. Блауберг, В. Н. Садовский и Э. Г. Юдин . Так, например, В. Н. Садовский дает следующее определение системы: «Системой мы будем называть упорядоченное определенным образом множество элементов, взаимосвязанных между собой и образующих некоторое целостное единство» . Сравним это определение с определением представителя «математического» подхода А. И. Уемова: «Система есть множество объектов, которые обладают заранее определенными свойствами с фиксированными между ними отношениями» . Во втором случае ни о каком «целостном единстве» нет и речи, ибо  в отношении математических или физических объектов говорить о нем очень затруднительно. Математик (логик) ограничивается представлениями об абстрактных свойствах и отношениях объектов, которые действительно всеобщи. Но в этом случае теория, как мы уже отметили выше, становится тривиальной.
.
Поэтому «биологи» стремятся каким-то образом «вдохнуть в нее жизнь», и делают они это с помощью достаточно неопределенных ссылок на некоторое «целостное единство» элементов системы. Некоторые из них выражаются более неосторожно, чем  В. Н. Садовский, и тогда становится более понятно, что они подразумевают под «целостным единством». Например, В. Д. Могилевский пишет: «Система есть особая организация специализированных элементов, объединенных в единое целое для решения конкретной задачи. Основное качество организации системы (целостность) заключается в несводимости ее свойств к свойствам элементов и наоборот» . Можно ли, например, в отношении атома или планетной системы сказать, что они суть «особые организации специализированных элементов, объединенных в единое целое для решения конкретной задачи»? Очевидно, нет. Тогда как о живых организмах сказать такое вполне можно (и даже нужно). Следовательно, представители этого направления общей теории систем, очевидно, неосознанно развивают просто общую теорию живых систем, желая при этом понимать ее в качестве всеобщей (то есть распространимой и на неживые объекты). Из-за принципиальной невозможности решения этой задачи язык авторов этого направления делается по необходимости неясным, туманным, неопределенным, многословным, переусложненным, запутанным и т. д. Отчего они, скорее всего, и стали наиболее приемлемыми для широких кругов пользователей «системной методологии».
.
Третий (после математиков и биологов) круг ученых, вносящих значительный вклад в общую теорию систем, – это кибернетики  и вообще специалисты по теории управления. Однако «беда» этих ученых, во-первых, в том, что их понимание управления недостаточно общо (оно неприложимо к природным неживым объектам); во-вторых, в том, что они слишком «зациклены» на знаменитом принципе обратной связи, который им кажется совершенно необходимым элементом любой управляемой системы (тогда как это относится только к саморегулирующимся процессам); и, наконец, в-третьих, в том, что их теория оказалась накрепко связанной  с феноменом информации, о которой они мало чего определенного могут сказать. «Информация, – говорят они, – есть информация, а не материя и не энергия» .
.
И все-таки именно понятие управления мы сочли наиболее подходящим для выражения differentia specifica системы вообще. Поэтому мы должны далее разъяснить, что именно мы понимаем под управлением.
Общих определений этого понятия в литературе до удивительного мало (а внятных – и того меньше). Например, в фундаментальном «Логическом словаре» Н. И. Кондакова об управлении сказано буквально десять слов. Вот они: «УПРАВЛЕНИЕ (в электронно-вычислительной технике) – указание, записанное человеком в команде, что должна делать ЭВМ» . Все.
.
В Философском энциклопедическом словаре (автор статьи
В. Г. Афанасьев) об управлении сказано больше: «УПРАВЛЕНИЕ – элемент, функция организованных систем различной природы (биологических, социальных, технических), обеспечивающая сохранение их определенной структуры, поддержание режима деятельности, реализацию программы, цели деятельности» .
.
В этом «определении» (скорее, разъяснении) сказано, где встречается управление и зачем оно нужно, но не сказано, что оно такое. То есть определение управления не дано. Можно было бы попытку дать такое определение увидеть в указании на то, что управление есть функция «организованных систем». Однако что есть функция (не в математическом смысле)? Функция – это то, ради чего или зачем существует то или иное. Например, функция ножа – резать, ножниц – стричь, желудка – расщеплять питательные вещества и т. д. В этом смысле функция управляющей системы – управлять, а функция управления – сохранение, поддержание режима деятельности и т. д. Но само управление – не функция, ибо оно не то, ради чего существует система, которой нужно управлять. Управление может быть функцией управляющей системы, но не управляемой. Короче говоря, если это и определение, то настолько запутанное, что его, видимо, не понимал до конца и сам автор, являющийся тем не менее одним из самых авторитетных специалистов в этой области.
.
Группа авторов учебника по государственному менеджменту дает такое определение: «Управление – это воздействие с целью изменения (сохранения) состояния, поведения, направления развития, движения кого-, чего-либо, реализуемое в рамках системы управления» . Это определение, по-видимому, одно из наиболее общих и четких в нашей литературе. Единственное, что нас не устраивает в нем, – это ссылка на цель. Поскольку в биологических, например, объектах о целях (скажем, щитовидной железы) говорить очень рискованно, а в неживых объектах – и вообще нельзя, то мы должны устранить из этого определения управления всякое упоминание о цели.
.
В результате у нас получится следующее: управление – это воздействие, вызывающее изменение (сохранение) состояния, поведения, направления развития, движения каких-либо объектов. Если сформулировать его еще короче, получится следующее: управление – это любое воздействие одного объекта на другой, вызывающее любые изменения в этом последнем.
.
(подобнее  см.  http://evartist.narod.ru/text4/54.htm   Расторгуев С.П. ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА.
.
Мы говорим, что объект А управляет объектом В, если воздействием А на В в последнем вызываются какие-нибудь изменения. И наоборот, если воздействием объекта В на объект А в последнем нельзя вызвать никаких изменений, мы говорим, что объект В не управляет объектом А.
.
Например, Солнце, воздействуя потоком своих частиц и лучистой энергии на атмосферу, магнитное и электрическое поля Земли, вызывает в ее атмосфере и других сферах множественные и постоянно контролируемые им изменения, которые, в свою очередь, вызывают множественные изменение в биосфере Земли и составляющих ее организмах, включая и человеческие, но изменения в биосфере и атмосфере Земли не вызывают никаких изменений на Солнце. Следовательно, в данном случае мы можем говорить  о том, что Солнце управляет Землей (и другими планетами), но Земля (и другие планеты) не управляют Солнцем.
.
И люди издавна понимали и ценили (вплоть до обожествления) эту роль Солнца в земных делах. Вот, например, как поэтически выражал это понимание Н. Коперник: «Солнце, как бы восседая на царском троне, правит обходящей вокруг него семьей светил... Земля зачинает от Солнца и беременеет каждый год» . Древние мыслители и поэты оставили нам на этот счет немало и других аналогичных образов, мифов и сентенций.
.
Итак, мы проанализировали саму идею создания общей теории систем и основные направления попыток развития этой идеи в конкретную и нетривиальную общую теорию. Относительная неудача всех этих попыток объясняется, на наш взгляд, неспособностью их авторов дать четкое, достаточно общее и вместе с тем конкретное и нетривиальное определение того, что понимается под системой. Предлагаемое нами понимание системы как совокупности элементов, управляемых одним из них, на наш взгляд, отвечает всем этим требованиям.
.
Данное нами определение полезно в методологическом отношении любому исследователю тем, что, во-первых, ориентирует его на поиск и выделение в некоторой совокупности объектов (процессов) центрального, главного, основного из них – того, чье воздействие на все остальные элементы (в заданном отношении) намного превышает обратное воздействие их на него ;
.
и, во-вторых, оно позволяет ученому четко определять границы системы (именно совокупностью тех элементов, которые подчиняются центральному).
.
Tags: капитализм, коммунизм, мышление, понимание, теория, управление сознением
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment